Каслинский
чугуноплавильный
и железоделательный завод
Историческая справка

Место нахождения объекта:

г. Касли


Сохранность:
Сохранилось большое количество заводских строений начала XIX века: комплекс цехов в разной степени сохранности (ул. Советская, 68), водонапорная башня и другие.


Координаты:
55.892349, 60.751482
Старейший металлургический завод Южного Урала, действующий с 1740х гг до наших дней. Получил мировую известность за свое художественное литье из чугуна. В настоящее время – машиностроительный.

Основан выходцем из посадских людей г. Тулы, екатеринбургским купцом Яковом Родионовичем Коробковым на р. Касли, у оз. Каслинского, в 110 верстах к югу от Екатеринбурга, в 90 верстах к северу от Челябинска, «покупной у башкирцев земле». Контракт с Оренбургской губернской канцелярией на постройку завода заключен Коробковым 15 мая 1746. Были сооружены плотина, доменная печь и кричная фабрика с 2 горнами. Пущен завод 18 августа 1749. Все заводские строения за исключением доменной печи и горнов, сложенных из камня и кирпича, первоначально были деревянными.

Заводская плотина была земляной, имела длину 60 саж (128 м), ширина — 13 (27,7 м), высота — 8 аршин (5,7 м). Вешняк содержал 5 запоров, деревянный ларь для подачи воды на рабочие колеса протянулся в дл. на 52 саж (110,9 м). Водяных колес в 1762 было 27, из них: боевых при молотах — 10, меховых при горнах — 16. Рудной базой служили местные месторождения бурых железняков с содержанием железа около 50%, разрабатывались рудники — Иртяшский, Кызылташский, были разведаны еще 5 рудников. Древесным топливом завод был обеспечен в избытке: заводская дача, с более поздними прибавлениями имела к нач. ХХ в. 120,5 тыс. дес., из них 79 тыс. дес. находились под лесом. В 1750 завод выплавил 24 тыс. пуд чугуна и выковал 16 тыс. пуд железа.

Рабочие кадры завода составили приписанные к заводу правительственными указами жители Каслинской слободы, преимущественно староверы-раскольники, проживавшие на башкирских землях на правах припущенников в кол-ве 354 душ мужского пола и считавшиеся «незаконнорожденными и не помнящими родства». Позднее все они были закреплены за заводом «навечно». Завод, ввиду маловодья заводского пруда, нехватки рабочей силы, судебной тяжбы из-за рудников с И.Н. Демидовым, по-видимому, казался Коробкову неперспективным и не сулящим больших доходов. 13 августа 1751 он продал строящийся завод Никите Никитичу Демидову, младшему сыну Никиты Демидовича Демидова (Антуфьева), основателя династии знаменитых уральских горнозаводчиков.

Н.Н. Демидов получив в свои руки завод, подверг его основательной реконструкции: к 2 молотам, поставленным Коробковы, в 1755 он добавил еще 9, так что завод стал обладать 11 молотами (8 из них считались действующими и 3 — запасными). Число молотовых (кричных) фабрик возросло до 3-х. По разделу в 1758 наследства Никиты Никитича Демидова (старшего) завод достался его сыну Никите Никитичу Демидову (младшему), во владении которого находился до 1804. Никита Никитич-мл. оказался энергичным и рачительным хозяином. Он расширил заводское хозяйство, поднял производительность завода, боролся за высокое качество продукции, требовал выделки железа «во всем хорошего и щегольского с похвалою». Кроме имевшихся производств, были построены лесопильная мельница с 2 рамами (1755), кузница с 4 ручными горнами, амбары для хранения продукции. Завод выполнял отдельные правительственные заказы, например, в 1762 отлил 60 чугунных пушек и 49,3 тыс. шт. ядер и картечи.

Была предпринята попытка ввести медеплавильное производство: в 1761 пущена фабрика с 2 медеплавильными печами и 2 горнами, но из-за незначительности меднорудных месторождений, его пришлось тут же прекратить. С постройкой Нижнекыштымского завода и сооружением новой плотины на р. Кыштым удалось организовать переброску воды из его заводского пруда — через искусственно прорытые и естественные оз. Круглое, Долгое, Букоянские и Нижнемаукский пруд, — в пруд Каслинского завода и, таким образом, успешно решить проблему увеличения его водных запасов избавить завод от постоянного «маловодья».

Указами Сената 1756 и 1757 к заводу было приписано для выполнения вспомогательных работ 539 душ мужского пола государственных крестьян 5 слобод Краснослободского дистрикта, Масленского острога и Барневской слободы Шадринского дистрикта. В 1762 Н.Н. Демидовым переведены на завод 373 души мужского пола собственных крепостных крестьян из Ромодановской и Людиновской вотчин Калужской губернии. Этими мерами удалось значительно увеличить рабочую силу завода, но приписка к заводу государственных крестьян вызвала с их стороны противодействие. Среди приписных крестьян вспыхнули крупные волнения, центром которых стал Масленский острог, правительственным чиновникам оказано вооруженное сопротивление. На подавление волнений послана воинская команда с пушкой. При штурме Масленского острога убито и ранено 56 солдат, 300 крестьян убиты или взяты в плен.

Выплавка чугуна на заводе в 1760 составила 99,4 тыс. пуд, в 1770 — 128,6 тыс., выковано железа было соответственно 64,4 тыс. и 120 тыс. пуд Готовое железо для доставки в центр страны в зимний период гужевым транспортом отвозилось на Сорокинскую пристань на р. Уфе, находившуюся в 143 верстах от завода, а затем водным путем на барках-коломенках сплавлялось в Казань, Нижний Новгород и Петербург и другие города. Изготовлялось главным образом полосовое железо, которое отправлялось в Петербург и далее шло на экспорт. В период крестьянской войны под предводительством Е.И.Пугачева при подходе повстанцев к заводу мастеровые и работные люди 3 января 1774 перешли на их сторону, военная команда из 350 человек, присланная для защиты завода, тоже перешла на сторону мятежников. Завод был оставлен, приказчики, заводские служащие и офицеры арестованы, закованы в железные кандалы и отправлены в Кыштым и Златоуст, где некоторых из них повесили; заводская казна конфискована, все заводские канцелярские дела сожжены. 26 февраля 1774 правительственные войска выбили пугачевцев с завода, но 29 июня 1774 отряд мятежных башкир сжег завод и заводской поселок: доменная печь развалилась, сгорели все заводские строения, вешняки и свинки у плотины, 270 дворов. Восстановление завода началось только в апреле 1775, доменная печь вновь задута 24 декабря 1775.

После подавления восстания 1773 – 1775 завод к концу 1770-х восстановил прежнюю производительность и с некоторыми колебаниями поддерживал ее до нач. XIХ в. Рабочие кадры были пополнены новыми покупками креп. людей: в янв. 1784 Н.Н.Демидов купил у бергмейстера Г.Н.Клеопина с. Воскресенское с тремя деревнями и 296 душами мужского пола, в марте того же года — у князя М.И.Долгорукова в Саратовском наместничестве около 700 душ мужского пола, которые переведены на Урал и основали с. Рождественское с д. Беспалово, Смолино и Губернское. Кроме выплавки чугуна и выделки полосового железа, завод стал в значительных, масштабах отливать тяжеловесные чугунные припасы (наковальни, прокатные валки, подфурменные доски и т.п.). В 1800 на заводе выплавлено 135,6 тыс. пуд чугуна, в т.ч.: в штыках — 92,2 тыс. (68%), в припасах — 42,1 тыс. (31%), выковано железа 155 тыс. пуд


В 1822 – 1823 мастеровые и непременные работники завода приняли активное участие в волнениях, охвативших все кыштымские заводы. Все работы на них были остановлены. Рабочие требовали выплаты заработанных денег, выдачи продовольствия, не подчинялись властям, арестовали присланных чиновников расставили по дорогам пикеты. Руководила ими находившаяся в Кыштыме выборная «мирская изба» во главе с Климентием Косолаповым. Волнения продолжались почти год, в них участвовало около 8 тыс. рабочих. На подавление волнений были посланы 3 тыс. солдат с 2 пушками, сотни рабочих подвергнуты телесным наказаниям, 96 сосланы на Богословские заводы, 33 заключены в тюрьму, где «перекованы в тягчайшие кандалы», К.Косолапов застрелен.

После смерти в 1823 Л.И.Расторгуева заводы оказались в совместном владении двух его дочерей: М.Л.Харитоновой и Е.Л.Зотовой. В 1837 совладелец заводами П.Я.Харитонов и управляющий заводов Г.Ф.Зотов за бесчеловечное обращение к рабочим «жестокость и тиранство», а также покровительство раскольникам сосланы в г. Кексгольм, где и умерли. В 1840-х между совладелицами начались разногласия, заводское хозяйство и финансы заводов пришли в расстройство. В 1842 из-за финансовой несостоятельности заводы взяты в казенное управление и находились в руках казны до 1852.

В 1840–1850-е завод подвергся реконструкции. Было усилено литейное производство: в 1841 установлена вагранка, в 1852 — вторая, в 1861 — третья. В 1843 – 1845 началось производство художественного литья, в первую очередь скульптуры малых форм (бюсты, вазы, статуэтки, скульптурные группы и т.п.), с 1852 – 1853 развернуто промышленное тиражирование круглой камерной скульптуры. За чугунное литье в 1860 на выставке сельского хозяйства и промышленности в Петербурге, проводившейся Вольным экономическим обществом, завод получил свою первую золотую медаль. Вторая медаль — серебряная — получена в 1861 на Петербургской выставке рус. мануфактурной промышленности. Коренным образом было перестроено железоделательное производство. В 1845 изготовление шинного и резного железа перенесено на построенную в 15 верстах от завода на р. Теча передельную фабрику, края с 1856 целиком специализировалась на выпуске листового кровельного железа. В 1858 на заводе 10 старых большекричных горнов демонтировано, вместо них установлены более производительные и более экономичные 13 контуазских горнов.

Накануне отмены крепостного права, в 1860, за заводом числилось 5404 души мужского пола крепостных мастеровых и непременных работников, но заводскими работами из них занято только 1632 человек.

В 1900 оборудование завода составляли 2 доменные печи (одна с холодным — дутьем, вторая — с горячим), 3 кричных горна, 4 пудлинговые печи, 2 сварочные печи, 3 паровых молота, 1 прокатный стан, 2 вагранки, 14 кузнечных горнов, 2 водяных колеса общей мощностью в 50 л.с., 1 водяная турбина в 18 л.с., 2 паровые машины общей мощностью в 120 л.с. и 3 локомобиля общей мощностью в 120 л.с. и 3 локомобиля общей мощностью в 70 л.с. Было выплавлено чугуна 584,4 — тыс. пуд (в штыках — 548,4 тыс., в припасах — 36,0 тыс.), выделано железа (полупродукт): кричного — 57,4 тыс. пуд, пудлингового — 268,4 тыс. (80,4 %), отлито чугунных изделий из вагранок — 200,6 тыс. пуд, произведено стальных и железных изделий — 6,2 тыс. пуд На заводе было занято 3280 рабочих, в т.ч.: на основных работах — 1593, на вспомогательных — 1687.

Несмотря на частичную реконструкцию, осуществленную на заводе в пореформенный период, его чугуноплавильное и железоделательное производства оставались отсталыми и устаревшими. Главная домна продолжала действовать на холодном дутье, сохранялось архаичное кричное производство, с запозданием введенное пудлинговое производство к тому времени морально устарело. Экономический кризис 1900 – 1903 и последующая промышленная депрессия выявили нерентабельность этих производств. Завод выпускал одно сортовое железо, которое в годы экономического кризиса не имело сбыта. С началом экономического кризиса были демонтированы 2 последних водяных колеса, вместо них установлены 3 паровые машины общей мощностью в 205 л.с. В 1905 прекращено пудлинговое производство, в 1906 демонтированы последние кричные горны, в 1907 остановлены доменные печи.


После Октябрьской революции, 27 декабря 1917 завод национализирован, с развертыванием Гражданской войны остановлен. Восстановление завода началось сразу же после его освобождения от колчаковцев, однако в условиях хозяйственной разрухи, голода, нехватки сырья и топлива проходило медленно. 4 сентября 1919 пущена первая вагранка, но из трех литейных цехов работа велась только в одном. Оборудование устарело, было изношено.

Воздуходувка находилась в крайне плохом состоянии, мостовые и поворотные краны требовали ремонта. Заводу требовалось ежегодно до 6000 куб. м древесины, заготовка которой была связана с большими трудностями. Для бесперебойной перевозки грузов на ст. Маук и в обратном направлении ежедневно требовалось 250 лошадей. На 1 янв. 1920 на заводе было занято 762 человек, в т.ч. квалифицированных рабочих — 390, чернорабочих — 290, служащих — 81, инженерно-технических работников — 1.

Выпускалась традиционная продукция: чугунная посуда (горшки, котлы, сковороды, ступки и т.п.), печное литье (дверки, заслонки, вьюшки, задвижки, очажные плиты и т.п.), в небольших количествах — художественное литье: статуэтки, памятные доски, бюсты, барельефы политических и революционных деятелей, в 1921 при содействии скульптора К.А.Клодта, племянника знаменитого П.К.Клодта, отлит памятник борцам революции — фигура рабочего с молотом в руках. Эти работы в основном выполнялись лучшими формовщиками завода — В.М.Торокиным, Ф.М.Самойлиным, М.3ацепиным, М.Дунаевым. Производство художественного литья, ввиду его нерентабельности, было прекращено в 1924.


В 1924/1925 возобновлено эмалирование чугунной посуды, в конце 1926 пущен вновь построенный специальный эмалировочный цех, в к-ром установлены 5 муфельных печей для обжига посуды, 10 сушильных камер, бегуны и барабаны для размола компонентов, печь для плавки эмали. В 1926 в литейных цехах введено разделение труда: формовщики из 10 прежних операций стали выполнять только одну, наиболее сложную, требующую высокой квалификации — формовку, другие операции — заливку готовых форм расплавленным металлом, выбивку отливки из опок, очистку и обрубку изделий стали выполнять менее квалифицированные и неквалифицированные рабочие: заливальщики, выбивальщики, чистильщики, подносчики.

С началом первой пятилетки завод приступил к освоению новых видов продукции. В 1928 под руководством шведского инженера А.Лаурена на заводе впервые в стране введено производство мясорубок, которые отличались чистотой отделки и высокими качествами, для чего пришлось освоить ряд новых технологических процессов (горячую штамповку, мокрую очистку чугунных деталей, горячее луженье и другие).

В 1930 освоен выпуск пустотелых утюгов, предметов домашнего быта — чугунных эмалированных ванн, раковин для умывальников, унитазов, котлов центрального отопления.

Товарная продукция завода (в неизменных ценах 1926) с 1 млн 408 тыс. руб. в 1913 выросла до 2 млн 985 тыс. руб в 1927/1928, т.е. увеличилась в 2,1 раза.

В конце 1930 на заводе было занято 2157 человек, в том числе: рабочих — 1852, младшего обслуживающего персонала — 81, служащих и конторских работников —150, инженерно-технических работников — 74. На заводе функционировали основные цехи: литейный (829 рабочих), чистительный (61), механический (225), эмалировочный (153), мясорубочный (227), котельный (117), а также вспомогательные цехи: кузнечный (15), электрический (38), ремонтно-строительный (187). Энергетическое хозяйство составляли: 2 локомобиля системы Вольф мощностью в 186 и 400 л.с., водяная турбина Френсиса в 180 л.с., 4 генератора мощн. в 545 кВт.

Однако, несмотря на частичное обновление оборудования, завод в целом оставался предприятием с устаревшей техникой. Большинство производственных зданий были старыми, построенными еще в конце XIX – нач. ХХ вв., тесными, в них отсутствовала вентиляция. В 1931 органами охраны труда был поднят вопрос о закрытии литейных цехов ввиду ветхости перекрытий и несоответствия противопожарной безопасности. В литейном цехе большинство работ по-прежнему выполнялось вручную.

С 1931 завод выполнял так называемые «посевные заказы» — отливал запасные части для тракторов (в 1933 — 5,4 тыс. т). В 1932 завод вышел на мировой рынок: отправил на экспорт азиатские чаши и кунганы общ. весом в 0,55 т, в 1933 на экспорт ушли 6000 мясорубок. В крупных масштабах производилась продукция широкого потребления, правда, накануне Великой Отечественной войны объемы ее производства несколько снизились.

В 1934, после 10-летнего перерыва, завод возобновил производство художественного литья, для него был создан специальный цех. Для работы в нем подбирали высококвалифицированных формовщиков, вернулись на работу старые мастера — С.Л.Хорошенин, М.М.Игнатов, М.В.Торокин и др. С большими трудностями комплектовалась модельная коллекция, вплоть до возвращения на завод отдельных вещей из свердловских музеев. Перед цехом была поставлена задача «обновления тематики художественной продукции с целью отражения в ней современности». Большую роль в возрождении художественного литья сыграли работавшие на заводе накануне войны скульпторы Н.Н.Горский и А.Озерский.

В 1935 завод выполнил большой заказ архитектурного литья для г.Челябинска (500 чугунных садовых скамеек, 90 висячих кронштейнов для освещения вокзальных зданий, 140 решеток для ограждения скверов, 3600 балясин для украшения лестниц и крылец и т.п.). С 1936 он стал выполнять большие заказы на художественное и архитектурное литье для оформления станций московского метрополитена, набережных Москва-реки, московских мостов, для строящегося канала Москва – Волга художественные решетки, колонны, фонарные столбы, вазы, светильники, эмблемы и т.п. С 1938 началось применение полупостоянных форм для художественного литья, выдерживавших многократные (до 20–25 раз) отливки, в отличие от песчаных форм, которые могли использоваться только один раз.

Завод начал создавать свою социальную инфраструктуру. В 1935 построен первый четырехэтажный 28-квартирный дом; открыты заводской дом отдыха и пионерский лагерь, в 1937 пущены общественная баня на 100 человек, первые детские ясли на 140 мест, реконструирована водная ст. В 1940 товарная продукция завода (в неизменных ценах 1926) составила 12 млн 950 тыс. руб., т.е. в 9,2 раза превзошла уровень 1913.

Тормозило работу завода плохое снабжение чугуном, коксом, др. материалами, некачественными дровами и т.п. В 1937 начался перевод муфельных печей (к тому времени их было уже 8) с древесного топлива на каменный уголь, что помогло смягчить проблему обеспечения завода древесными материалами. Завод был одним из немногих уральских заводов, который в годы первых пятилеток не подвергся коренной реконструкции, остался со старой техникой нач. XX в.


В послевоенный период по моделям скульпторов Е.В.Вучетича, Л.Е.Кербеля, М.Г.Манизера, Н.В. Томского и других выполнялись скульптурные композиции для оформления многих городов страны. Использовались также модели местных авторов — П.С.Аникина, А.С.Гилева, В.Зобнина, С.П. Манаенкова, О.А. Скачкова, А.В.Чиркина и др. В 1958 восстановлен Каслинский чугунный павильон, экспонировавшийся на Всемирной выставке в Париже в 1900. С 1985 он демонстрируется в Музее изобразительных искусств в Екатеринбурге. Коллекции каслинского художественного литья хранятся в Государственном Эрмитаже, Государственном Русском музее, в музеях Екатеринбурга, Челябинска и многих других городах нашей страны.

В период «перестройки» и рыночных реформ, конверсии, численность производственно-промышленного персонала на заводе с 7 тыс. сократилась до 2–3 тыс. Но предприятие продолжает действовать, постоянно модернизируется, поставляет свою продукцию во многие страны мира. При нем действует профессионально-техническое училище, готовящее мастеров художественного литья.


С началом Первой мировой войны в 1914 завод полностью переключен на выпуск военной продукции, первое время изготовлял гранаты английского образца, а затем стал выпускать еще и мины несложной конструкции весом — до 20 кг для минометной артиллерии. Ввиду нехватки рабочих рук к работам привлекались женщины и подростки, на выбивке песка из отлитых мин работали военнопленные. Производство художественного литья было прекращено. В 1914 – 1918 в небольших количествах производилась эмалированная чугунная посуда.

После Октябрьской революции, 27 декабря 1917 завод национализирован, с развертыванием Гражданской войны остановлен. Восстановление завода началось сразу же после его освобождения от колчаковцев, однако в условиях хозяйственной разрухи, голода, нехватки сырья и топлива проходило медленно. 4 сентября 1919 пущена первая вагранка, но из трех литейных цехов работа велась только в одном. Оборудование устарело, было изношено.

Воздуходувка находилась в крайне плохом состоянии, мостовые и поворотные краны требовали ремонта. Заводу требовалось ежегодно до 6000 куб. м древесины, заготовка которой была связана с большими трудностями. Для бесперебойной перевозки грузов на ст. Маук и в обратном направлении ежедневно требовалось 250 лошадей. На 1 янв. 1920 на заводе было занято 762 человек, в т.ч. квалифицированных рабочих — 390, чернорабочих — 290, служащих — 81, инженерно-технических работников — 1.

Выпускалась традиционная продукция: чугунная посуда (горшки, котлы, сковороды, ступки и т.п.), печное литье (дверки, заслонки, вьюшки, задвижки, очажные плиты и т.п.), в небольших количествах — художественное литье: статуэтки, памятные доски, бюсты, барельефы политических и революционных деятелей, в 1921 при содействии скульптора К.А.Клодта, племянника знаменитого П.К.Клодта, отлит памятник борцам революции — фигура рабочего с молотом в руках. Эти работы в основном выполнялись лучшими формовщиками завода — В.М.Торокиным, Ф.М.Самойлиным, М.3ацепиным, М.Дунаевым. Производство художественного литья, ввиду его нерентабельности, было прекращено в 1924.

Трудности постепенно преодолевались. Начали вводиться технические улучшения, в 1923 вместо воздуходувной малины поставлен вентилятор Рута. В феврале 1924 пущена вторая вагранка, затем — третья, 7 июля того же года — четвертая. В 1925 работали уже все три литейных цеxа. Литейные цехи были переоборудованы и расширены, все вагранки с древесного топлива переведены на кокс. В 1924 завод получил первые автомобили, что позволило успешнее решать транспортные проблемы. С пуском всех трех литейных цехов резко возросли объемы выпускаемой продукции. В 1924/1925 хозяйственном году по объему чугунного литья завод в 2 раза превысил уровень 1913.

В 1924/1925 возобновлено эмалирование чугунной посуды, в конце 1926 пущен вновь построенный специальный эмалировочный цех, в к-ром установлены 5 муфельных печей для обжига посуды, 10 сушильных камер, бегуны и барабаны для размола компонентов, печь для плавки эмали. В 1926 в литейных цехах введено разделение труда: формовщики из 10 прежних операций стали выполнять только одну, наиболее сложную, требующую высокой квалификации — формовку, другие операции — заливку готовых форм расплавленным металлом, выбивку отливки из опок, очистку и обрубку изделий стали выполнять менее квалифицированные и неквалифицированные рабочие: заливальщики, выбивальщики, чистильщики, подносчики.

С началом первой пятилетки завод приступил к освоению новых видов продукции. В 1928 под руководством шведского инженера А.Лаурена на заводе впервые в стране введено производство мясорубок, которые отличались чистотой отделки и высокими качествами, для чего пришлось освоить ряд новых технологических процессов (горячую штамповку, мокрую очистку чугунных деталей, горячее луженье и другие).

В 1930 освоен выпуск пустотелых утюгов, предметов домашнего быта — чугунных эмалированных ванн, раковин для умывальников, унитазов, котлов центрального отопления.

3начительное внимание было уделено техническому совершенствованию производства, стало поступать новое оборудование, как отечественное, так и импортное из Германии и Швеции. Завод шел по пути создания специализированных цехов, внедрения прогрессивных теxнологий, механизации ручных работ. В литейном пр-ве действовали формовочные станки, пескоструйные аппараты и установка для приготовления формовочной земли германской фирмы «Дурлях Бадише машиненфабрик». При вагранках установлены более мощные вентиляторы «Сирокко» и «Эгера». Шихта со складов в вагранки стала подаваться в вагонетках по рельсовому пути, ведущему на горизонтальную эстакаду. Развозка жидкого металла от вагранок к заливочным формам стала производиться по рельсовым путям ковшами емкостью в 1 т. Из ковшей жидкий металл для заливки форм разносился ручными ковшами емкостью в 12–16 кг. Было усилено паросиловое и энергетическое хозяйство.

Товарная продукция завода (в неизменных ценах 1926) с 1 млн 408 тыс. руб. в 1913 выросла до 2 млн 985 тыс. руб в 1927/1928, т.е. увеличилась в 2,1 раза.

В конце 1930 на заводе было занято 2157 человек, в том числе: рабочих — 1852, младшего обслуживающего персонала — 81, служащих и конторских работников —150, инженерно-технических работников — 74. На заводе функционировали основные цехи: литейный (829 рабочих), чистительный (61), механический (225), эмалировочный (153), мясорубочный (227), котельный (117), а также вспомогательные цехи: кузнечный (15), электрический (38), ремонтно-строительный (187). Энергетическое хозяйство составляли: 2 локомобиля системы Вольф мощностью в 186 и 400 л.с., водяная турбина Френсиса в 180 л.с., 4 генератора мощн. в 545 кВт.

Однако, несмотря на частичное обновление оборудования, завод в целом оставался предприятием с устаревшей техникой. Большинство производственных зданий были старыми, построенными еще в конце XIX – нач. ХХ вв., тесными, в них отсутствовала вентиляция. В 1931 органами охраны труда был поднят вопрос о закрытии литейных цехов ввиду ветхости перекрытий и несоответствия противопожарной безопасности. В литейном цехе большинство работ по-прежнему выполнялось вручную.

Учитывая наличие на предприятии высококвалифицированных кадров, близость месторождений формовочной земли исключительно высокого качества, возможность использования для литья высококачественного древесно-угольного чугуна, правительственные органы определили завод как базу для создания масштабного литейного производства. С 1929 на заводе под руководством сотрудников Центрального научно-исследовательского института машиностроения (ЦНИИМАШ) проводились опыты по изготовлению изделий из сталистого чугуна, которые дали положительные результаты. В 1931 завод передан в ведение Всесоюзного государственного снарядного треста ВСНХ СССР, ему присвоен № 71. Завод освоил производство из сталистого чугуна 122 мм артиллерийских снарядов и в 1932 успешно выполнил валовый заказ на изготовление снарядов.

Ленинградским Гипроспецметом был разработан проект коренной реконструкции завода со специализацией его на отливку изделий из сталистого чугуна при сохранении и даже расширении производства товаров широкого потребления и др. изготавливаемой заводом продукции. Было приступлено к созданию линии электропередачи от Челябинской ГРЭС, в 1931 приступили к строительству железнодорожной ветки Касли – железнодорожная станция Маук. Но реализация проекта осуществлялась медленно. Сооружение железнодорожной ветки из-за плохого финансирования и отсутствия материалов прерывалось несколько раз, укладка рельсов началась только весной 1941, к середине июня они были уложены лишь на 4 км.

С 1931 завод выполнял так называемые «посевные заказы» — отливал запасные части для тракторов (в 1933 — 5,4 тыс. т). В 1932 завод вышел на мировой рынок: отправил на экспорт азиатские чаши и кунганы общ. весом в 0,55 т, в 1933 на экспорт ушли 6000 мясорубок. В крупных масштабах производилась продукция широкого потребления, правда, накануне Великой Отечественной войны объемы ее производства несколько снизились.

В 1934, после 10-летнего перерыва, завод возобновил производство художественного литья, для него был создан специальный цех. Для работы в нем подбирали высококвалифицированных формовщиков, вернулись на работу старые мастера — С.Л.Хорошенин, М.М.Игнатов, М.В.Торокин и др. С большими трудностями комплектовалась модельная коллекция, вплоть до возвращения на завод отдельных вещей из свердловских музеев. Перед цехом была поставлена задача «обновления тематики художественной продукции с целью отражения в ней современности». Большую роль в возрождении художественного литья сыграли работавшие на заводе накануне войны скульпторы Н.Н.Горский и А.Озерский.

В 1935 завод выполнил большой заказ архитектурного литья для г.Челябинска (500 чугунных садовых скамеек, 90 висячих кронштейнов для освещения вокзальных зданий, 140 решеток для ограждения скверов, 3600 балясин для украшения лестниц и крылец и т.п.). С 1936 он стал выполнять большие заказы на художественное и архитектурное литье для оформления станций московского метрополитена, набережных Москва-реки, московских мостов, для строящегося канала Москва – Волга художественные решетки, колонны, фонарные столбы, вазы, светильники, эмблемы и т.п. С 1938 началось применение полупостоянных форм для художественного литья, выдерживавших многократные (до 20–25 раз) отливки, в отличие от песчаных форм, которые могли использоваться только один раз.

Завод начал создавать свою социальную инфраструктуру. В 1935 построен первый четырехэтажный 28-квартирный дом; открыты заводской дом отдыха и пионерский лагерь, в 1937 пущены общественная баня на 100 человек, первые детские ясли на 140 мест, реконструирована водная ст. В 1940 товарная продукция завода (в неизменных ценах 1926) составила 12 млн 950 тыс. руб., т.е. в 9,2 раза превзошла уровень 1913.

Тормозило работу завода плохое снабжение чугуном, коксом, др. материалами, некачественными дровами и т.п. В 1937 начался перевод муфельных печей (к тому времени их было уже 8) с древесного топлива на каменный уголь, что помогло смягчить проблему обеспечения завода древесными материалами. Завод был одним из немногих уральских заводов, который в годы первых пятилеток не подвергся коренной реконструкции, остался со старой техникой нач. XX в.

Академик И.П.Бардин, посетивший завод в 1940, писал: «3авод произвел на меня очень выгодное впечатление. Каслинский завод наглядно показывает, как много зависит от людей. То, что делает этот завод, имеющий старое оборудование, сделало бы честь любому большому предприятию с первоклассным оборудованием».

В период Великой Отечественной войны завод производил мины, снаряды. Осенью 1941 на его производственных площадях размещено оборудование эвакуированного Липецкого снарядного завода, что значительно увеличило промышленный потенциал завода. В срочном порядке была достроена и 2 июня 1942 пущена железнодорожная ветка Касли – Маук. За заслуги в обеспечении Советской Армии и Военно-Морского флота в годы войны боеприпасами завод 4 мая 1985 награжден орденом Отечественной войны 1-й степени.

В послевоенные годы завод продолжал выпускать оборонную продукцию, был основательно реконструирован. С 1944 возобновлено производство художественного литья, остановленное в начале. войны. В начале 1950-х, получив заказ на художественное оформление Волго-Донского судоходного канала, завод вернулся к производству архитектурного литья. С середины 1950-х, в связи с переводом мелких вещей на отливку по выплавляемым моделям, для чугунного литья стали применяться металлические прессоформы.

В послевоенный период по моделям скульпторов Е.В.Вучетича, Л.Е.Кербеля, М.Г.Манизера, Н.В. Томского и других выполнялись скульптурные композиции для оформления многих городов страны. Использовались также модели местных авторов — П.С.Аникина, А.С.Гилева, В.Зобнина, С.П. Манаенкова, О.А. Скачкова, А.В.Чиркина и др. В 1958 восстановлен Каслинский чугунный павильон, экспонировавшийся на Всемирной выставке в Париже в 1900. С 1985 он демонстрируется в Музее изобразительных искусств в Екатеринбурге. Коллекции каслинского художественного литья хранятся в Государственном Эрмитаже, Государственном Русском музее, в музеях Екатеринбурга, Челябинска и многих других городах нашей страны.

В период «перестройки» и рыночных реформ, конверсии, численность производственно-промышленного персонала на заводе с 7 тыс. сократилась до 2–3 тыс. Но предприятие продолжает действовать, постоянно модернизируется, поставляет свою продукцию во многие страны мира. При нем действует профессионально-техническое училище, готовящее мастеров художественного литья.
Интересные факты:
Р В середине 18 века на Каслинский завод в качестве вспомогательной рабочей силы были переведены крепостные крестьяне Шадринского округа и – издалека – из Калужской губернии. Непосильный заводской труд породил народные волнения, которые пришлось усмирять вооруженной солдатской командой с пушкой.
Всероссийская известность каслинского художественного чугунного литья началась в середине 19 века. В 1860 на выставке сельского хозяйства и промышленности в Петербурге, проводившейся Вольным экономическим обществом, завод получил свою первую золотую медаль.
Популярности каслинского художественного литья способствовало сотрудничество с заводом известный скульпторов (например, барона Клодта), по моделям которых отливались «кабинетные вещи». Любопытно, что после установления Советской власти с заводом сотрудничал племянник знаменитого монументалиста – К.А. Клодт, создававший модели на революционную тематику.
Каслинским художественным литьем украшены многие города России: фонарные столбы, ажурные решетки и ограждения, колонны, балясины, декоративные кронштейны и многое другое. Каслинским чугунным литьем оформлены многие станции Московского метрополитена.
В годы Первой мировой войны в Каслинском заводе отливали чугунные корпуса для мин, причем к этой работе были привлечены австрийские и немецкие военнопленные.
Литература и источники:

  1. Д.В. Гаврилов, А.Н. Блинов. Металлургические заводы Урала, XVII-XIX вв, Екатеринбург, 2001.
  2. Репин Н.Е. Касли. Челябинск, 1940;
  3. Павловский Б.В. Касли. Свердловск, 1957;
  4. Павловский Б.В. Художественный металл Урала XVIII – XIX вв. Свердловск,1982;
  5. Елфимов Ю.Н. Каслинские мастера. Челябинск,1977;
  6. Пешкова И.М. Искусство каслинских мастеров. Челябинск, 1983;
  7. Свистунов В.М. История Каслинского завода 1745 – 1900 гг. Челябинск, 1997.
Смотрите также