Верхнесалдинский
чугуноплавильный завод
Историческая справка

Место нахождения объекта:

г. Верхняя Салда


Сохранность:
Заводские сооружения и плотина не сохранились (многократно перестроены в 20 веке и разрушены). Сохранилось живописное здание конторы управления Верхнесалдинского завода (ул. Ленина, 64), бывший дом управителя Верхнесалдинского завода (ул. Ленина, 66).


Координаты:
58.039262, 60.561467 (бывшая территория завода близ плотины)
Старейший металлургический завод Среднего Урала, в конце XVIII – XIX вв. — один из ведущих заводов Нижнетагильского посессионного горного округа Демидовых.

Основан Никитой Акинфиевичем Демидовым на р. Салде, притоке р. Тагил, в 36 верстах к северо-востоку от Нижнетагильского завода и в 10 верстах западнее от ранее построенного Салдинского (Нижнесалдинского) завода, вверх по течению реки, «на государевых порозжих и кортомленных у вогулич землях». С разрешением на строительство нового доменного и молотового завода на р. Салде Н.А. Демидов обратился в Берг-коллегию в 1773, тогда же он ходатайствовал о прибавке к его заводам лесов, которые обеспечили бы действие заводов «на 100 лет». Направленный в 1775 Берг-коллегией «для освидетельствования» пригодности выбранного места «к заведению завода и рудников», унтер-шихтмейстер Рязанов подтвердил, что место для строительства завода «способно» и вновь построенный завод может действовать с домной и 4 молотами, и, кроме того, имеет «железной руды три надежных приимка», т.е. рудника.

К строительству завода приступили в 1775. По решению Берг-коллегии от 9 октября 1777 к заводу отошли леса по левую сторону р. Тагила, на которые претендовал ранее владелец Алапаевских заводов С.Я. Яковлев. На строительство завода было переведено 80 семей крепостных крестьян из Нижегородских, Костромских и Вятских вотчин и добровольно переехало 25 семей из Нижнетагильского завода. Позднее рабочие кадры завода пополнены за счет присылки крепостных крестьян из центральной России и Черниговской губернии и переведенных с других заводов Демидова.

Были сооружены доменная и молотовая фабрики, кузница и лесопильная мельница, заводская контора и дома для рабочих и служащих. Плотина имела длину в 175 саж (373,4 м), ширину — 30 (64 м), пруд разлился на 5 верст, но напор воды у плотины был невелик — 6 аршин (4,26 м). Оборудование завода составили две большие, мощные по тем временам, доменные печи высотой в 16 аршин (11,4 м) — Нижнетагильская домна имела высоту 12 аршин (8,5 м); 2 кричных молота (позднее их число увеличилось до 3–4) и 5 верхнебойных водяных колес. Завод был пущен и выдал первый чугун 6 декабря 1778.

Доменные печи завода могли выплавлять каждая в сутки до 450 пуд чугуна. Но, по существовавшей тогда традиции, постоянно в действии была только одна домна, вторая считалась запасной и работала очень редко — во время ремонта первой домны или в чрезвычайных ситуациях. Главной задачей завода было снабжение чугуном железоделательных производств Нижнесалдинского передельного завода. Железоделательное производство в первые гг. действовало слабо, в 1779 было выковано только 2,4 тыс. пуд железа. Зато работа чугуноплавильного производства была сразу же чрезвычайно успешной.

Обширный заводской пруд снабжал завод достаточным количеством гидроэнергии. Приписанная к заводу лесная дача, по данным межевания 1840 – 1850-х гг., имевшая площадь в 109 тыс. дес., из которых 98,6 тыс. дес. находились под лесом, позволяла не только в достатке получать древесный уголь и дрова, но и поставляла значительное количество топлива для Нижнетагильского и Нижнесалдинского заводов. Руда — высококачественный магнитный железняк с содержанием железа в 62–65 % — привозилась из Нижнего Тагила с Высокогорского рудника, частично использовалась руда — бурый железняк — местного Журавлевского рудника.

Хорошо обеспеченный топливно-сырьевыми и гидроэнергическими ресурсами и рабочей силой, завод в 80–90-х гг. XVIII в. стабильно выплавлял ежегодно от 155,5 до 197,9 тыс. пуд чугуна (исключение составили только три года: 1785 — 76,4 тыс., 1792 — 68,6 тыс., 1796 — 111,4 тыс. пуд), что в то время было большой редкостью, среднегодовая выплавка чугун за десятилетие 1781 – 1790 составила 166,7 тыс. пуд, за десятилетие 1791 – 1800 — 161,5 тыс. Завод стал изготовлять не только полосовое, но и сортовое железо, выковал в 1800 железа 35,1 тыс. пуд.

По Генеральному описанию 1797, на заводе имелись 1 доменная и 3 молотовые фабрики, оборудование состояло из 2 доменных печей, 6 кричных горнов и 3 кричных молотов, 1 колотушечного горна и 1 колотушечного молота. При заводе находилось 313 крепостных мастеровых и работных людей (собственных заводовладельца) и 20 казенных, всего — 333 души мужского пола. Приписных крестьян завод не имел. За заводом числились 3 железных местных рудника, но действовали ли они, в описании не показано.

В конце 90-х гг. XVIII в. доменное производство реконструировано, вместо старых клинчатых деревянных мехов установлены цилиндрические меха, что позволило сразу же увеличить в значительных размерах выплавку чугуна: уже в 1798 она поднялась до 221,1 тыс. пуд, а в 1802 составил 277,6 тыс. Среднегодовая выплавка чугуна на заводе в 1801 – 1806 доведена до 231,9 тыс. пуд, тогда как за предыдущие 10 лет равнялась только 161,5 тыс., т.е. увеличилась на 30%.

В первой половине XIX века, с сокращением, а затем и почти полным прекращением российского экспорта железа, с вытеснением российского металла с мирового рынка, на который Нижнетагильские заводы отправляли значительную часть своей продукции, и необходимостью переориентации на внутренний рынок, завод замедлил свое развитие, но внедрение технических нововведений и усовершенствований на нем продолжалось, а в 30–50-х гг. XIX века весь завод, по сути, был заново перестроен. В XVIII – нач. XIX вв. все заводские здания и сооружения, за исключением печей и горнов, были деревянными. Теперь деревянные постройки стали заменяться каменными.

Чугуноплавильное производство, в связи с неустойчивостью рыночной конъюнктуры, испытывало большие колебания. Выплавка чугуна в первые два десятилетия XIX в. находилась на уровне конца XVIII в. и только в 30- е гг. наметился ее подъем. В 30-е гг. по проекту архитектора А.П. Чеботарева построена новая кирпичная доменная фабрика, носившая конструктивные элементы русского классицизма. Доменные печи были перестроены, их высота и объем увеличены, при них установлены 2 воздуходувные машины с чугунными цилиндрами. В 1845 построены 2 рудообжигательные печи, что позволило улучшить подготовку руды к плавке. В 1856 установлена воздуходувная машина, купленная во Франции, которая приводилась в действие паровой машиной и давала более сильное и равномерное дутье. Выплавка чугуна составила: в 1837 — 325,2 тыс. пуд, 1851 — 290 тыс., в 1860 — 780,9 тыс. пуд. В 30-х гг. установлена вагранка, развернуто литейное производство, отливались чугунные части для машин и т.п.

Более равномерно развивалось железоделательное производство, действовали 3–4 кричных молота, в 50-е гг. их число увеличено до 9.

В 40-е гг. по проекту архитектора А.З. Комарова построен из кирпича новый кричный цех высотой в 3,3 саж. (7 м), спаренный с другим кричным цехом, между которыми проходил крытый водовод, предохранявший воду в ларях от замерзания. С увеличением числа кричных молотов каждый из них стал обслуживать только один кричный горн, а не два, как это было прежде. Воздух к горнам подавался от одной центральной воздуходувной машины, приводившейся в действие водяным колесом. Выковано кричного железа: в 1807 — 48,7 тыс. пуд, 1822 — 53,9 тыс., 1837 — 46 тыс., в 1851 — 61 тыс. пуд. Здесь же изготовлялись кованые гвозди.

В 1840-е гг. организовано прокатное производство. В 1848 в прокатной («катальной») фабрике находились 3 листокатальных «машины» (стана), 6 нагревательных («калильных») печей, 2 ножниц для резки железа, 2 железоделательных и 2 гладильных молота. Изготовлялось сортовое и листовое кровельное железо. После прокатки на станах сортовое железо проковывалось под 2 железоделательными молотами, окончательная отделка кровельного железа велась 2 гладильными молотами.

В 50-е гг. введено пудлинговое производство, выявившее свои явные преимущества перед кричным способом: в 1852 пущены 2 пудлинговые печи, к 1859 их число увеличено до 8. Пудлинговая болванка вся отправлялась на Нижнесалдинский завод, где прокатывалась на сортовое железо или железные рельсы.

Энергетическое х-во завода в 40-х гг. составляли 15 водяных колес. Совершенствовался межзаводской транспорт. По инициативе управителя Салдинских заводов Я.С. Колногорова, с 1858 полуфабрикаты — кричная и пудлинговая болванка и куски — стали доставляться на Нижнесалдинский завод не гужевым, дорогим и ненадежным, особенно в распутицу, транспортом, а дешевым водным — на баржах по р. Салде и Нижнесалдинскому пруду. Такие перевозки продолжались до 1881.
Построенные в 30–50-х гг. в стиле классицизма производственные корпуса, а также здание заводоуправления, сооруженное в 1858 по проекту архитектора А.П. Чеботарева в классическом стиле, с колоннами и фронтоном с лепниной, сохранившиеся до настоящего времени, являются замечательными памятниками промышленной архитектуры XIX в.

В 1859 оборудование завода составляли 2 доменные печи, 1 вагранка, 9 кричных горнов, 8 пудлинговых печей, 16 водяных колес общей мощностью в 340 л.с. и 3 паровые машины общей мощностью в 60 л.с. Выплавленный на заводе чугун переделывался в кричную и пудлинговую болванку, которая для окончательной обработки отправлялась на др. заводы. В 1860 на заводе «употреблялось в работы» 1101 чел.

Отмена крепостного права в 1861 сопровождалась волнениями среди рабочих, их отказом принять уставные грамоты, массовым уходом с работ, что привело к снижению выплавки чугуна с 780,9 тыс. пуд в 1860 до 588,5 тыс. в 1862, т.е. на 41,2 %. Число рабочих с 1113 в 1861 снизилось до 750 в 1863, т.е. уменьшилось на 31,9 %. Переход на вольнонаемный труд и возрастание стоимости рабочей силы заводовладельцы пытались компенсировать вводом новых металлургических агрегатов и внедрением технических усовершенствований.

В 1860 – 1863 пущена третья доменная печь, кричное производство прекращено, кричные горны демонтированы, число пудлинговых печей с 8 увеличено до 12, установлена вторая вагранка. Реконструировано энергетическое хозяйство: число водяных колес с 16 уменьшено до 6, демонтирована старая паровая машина в 15 л.с., вместо нее в 1865 поставлена паровая машина в 70 л.с. с котлами, нагревавшимся жаром от пудлинговых печей. С 1863 производительность завода стала возрастать, а в 1868 он выплавил уже 997,3 тыс. пуд чугуна. Завод стал выковывать ежегодно по 400 тыс. пуд и более пудлингового железа, которое в кусках и складках перевозилось для переработки на Нижнесалдинский завод.

В 1893 построена мартеновская печь емкостью в 12 т, которая в марте 1894 выдала первую литую сталь. Печь работала на дровяном генераторном газе, загрузка шихтой и передвижение ковшей для разливки стали производились вручную. Первоначально печь работала с перебоями из-за прогорания внутренней облицовки печи, выложенной из кварцевого кирпича. Было выплавлено мартеновской стали в 1895 — 485,4 тыс. пуд, в 1900 — 549,8 тыс. В 1897 – 1902 заводом управлял выдающийся русский металлург и ученый В.Е. Грум-Гржимайло. Под его непосредственным руководством на заводе построены первые мартеновские печи, он разработал технологию производства динаса, что позволило организовать бесперебойную и ритмичную работу мартеновских печей.

В 1895 на заводе занято 1724 рабочих (649 — на основных производствах, в т.ч.: 175 — при доменном производстве, 170 — при мартеновском, 304 — при железоделательном, и 1011 — на вспомогательных работах), в 1900 — 2002 (на заводских работах — 821, на вспомогательных — 1181).

В годы экономического кризиса 1900 – 1903 и последующей промышленной депрессии завод сохранил на прежнем уровне выплавку чугуна. Мартеновское производство было расширено, в 1902 начала строиться, и в 1903 пущена в ход вторая мартеновская печь емкостью в 20 т. В 1903 в мартеновском цехе установлен новый паровой кран, к цеху проложены рельсовые пути. Выплавка стали в 1903 достигла 748,8 тыс. пуд, в 1904 — 870,5 тыс., в 1911 — 1728 тыс. пуд. С развитием мартеновского производства пудлингование стало сокращаться (1890 — 325,6 тыс. пуд, 1900 — 221,9 тыс., 1904 — 122,7 тыс. пуд), а затем совсем остановлено.

Устаревшее пудлинговое производство было ликвидировано. Сохранив две мартеновские печи и два сортопрокатных стана, завод специализировался на выпуске сортового железа. Чугун доставлялся из Нижнесалдинского и Нижнетагильского заводов.

В 1916 – 1918 прокатный цех подвергнут коренной реконструкции: вместо среднесортового и универсального станов установлен стан «трио», приводившийся в действие двумя локомобилями общей мощностью в 1000 л.с., перестроены нагревательные печи. С 1912 завод стал получать электроэнергию от гидроэлектростанции мощностью в 150 квт, в 1099 – 1912 пущена Алапаевская ветка, соединившая завод железнодорожным путем с Нижней Салдой и Алапаевском.

В 1913 завод произвел прокатных продуктов 1000,5 тыс. пуд, в т.ч.: сортового железа — 467 тыс. пуд, железнодорожных скреплений — 417,7 тыс., рельсов — 75,7 тыс., балок — 40,1 тыс. пуд. В 1914 выплавлено мартеновских слитков 1560,2 тыс. пуд.

В годы Первой мировой войны завод выполнял военные заказы, изготовлял колючую проволоку и снарядные заготовки. Однако в связи с мобилизацией значительной части рабочих в армию, рабочих рук, особенно на заготовке древесного угля дров, не хватало, их дефицит пытались восполнить трудом военнопленных.

После Февральской революции, в марте 1917 создан Совет рабочих депутатов, который после установления Советской власти в Петрограде взял власть в посёлке в свои руки. В начале 1918 на заводе было занято 1360 рабочих. Декретом Совнаркома 31 января 1918 завод национализирован, им стал управлять заводской Деловой совет, состоявший из 6 чел. — 3 рабочих, 2 техников и 1 служащего. Были сформированы из рабочих красногвардейские отряды, летом 1918 принявшие участие в боях против чехословаков и подавлении восстаний в Невьянске и в районе Висимо-Уткинского и Висимо-Шайтанского заводов.

Осенью 1918 завод оказался в зоне боевых действий гражданской войны, отряды из рабочих завода вошли в состав различных частей III армии, помогли окруженным в районе Салды полкам пробиться на север через леса и болота на Кушву на соединение с основными силами Красной Армии. Завод был остановлен, во время пребывания в заводском посёлке белогвардейцев — с 22 сентября 1918 по 20 июля 1919 — бездействовал, был разграблен и частично разрушен.

Восстановление завода началось уже осенью 1919, проходило в трудных условиях голода и хозяйственной разрухи. Были пущены малый мартен и мелкосортный прокатный стан, выпускались мелкий швеллер и заготовки, идущие на изготовление зубьев борон, топоров, штыков и т.п., круглое железо, мелкий уголок, мелкая полоса, рудничные рельсы, железнодорожные накладки, шинное железо, сутунка для листокатальных станов Нижнесалдинского завода. Из-за нехватки древесного угля на заготовку дров мобилизовывалось все трудовое население.

В период Великой Отечественной войны завод переключился на выпуск военной продукции. Мартеновский цех перешел на выплавку специальной броневой стали, стал поставлять слитки Чусовскому заводу. С началом войны завод из Наркомата черной металлургии переведен в Наркомат цветной металлургии и получил задание организовать прокатку цветных металлов — меди и латуни, которая успешно осуществлена уже в нач. 1942 на обоих станах. Прокатный цех был радикально реконструирован.

В условиях военного времени, не останавливая производства, строители сломали старое здание цеха, вырыли котлованы, забетонировали фундаменты, возвели новое здание и смонтировали металлоконструкции, установили оборудование. Рабочий день был удлинен до 12 часов, кроме строителей треста «Прокатстрой» на сооружении нового цеха сверхурочно трудились рабочие вспомогательных цехов и служащие завода. Завод производил профили, полосы, заготовки из меди и латуни для авиационной, танковой, артиллерийской, патронной и других отраслей оборонной промышленности. Проведенные на заводе опыты по прокатке на его станах алюминия и его сплавов (для чего была построена специальная муфельная печь для нагревание алюминиевых слитков) не дали положительных результатов, и от этого замысла пришлось отказаться.

В послевоенный период прокатное производство продолжало расширяться и совершенствоваться. Прокатный цех специализировался на выпуске массовых сортов, прокатные станы были механизированы. Выпуск проката в 1950 достиг 123 тыс. т. В 1952 на станах «600» и «280» паровые двигатели заменены электрическими, в 1956 нагревательные печи подвергнуты реконструкции. Однако сталеплавильное производство завода оставалось маломощным, устаревшим, его рентабельность была низкой, что, по сути дела, решило дальнейшую судьбу предприятия.

В 1958 сталеплавильное производство на заводе прекращено, мартеновские печи демонтированы, а сам завод как самостоятельная производственная единица прекратил свое существование, был включен в производственное объединение «Салдинский металлургический завод» в качестве его «Верхнего участка», превратившись в один из прокатных цехов Салдинского металлургического завода.
Интересные факты:
Чугунные болванки с Верхнесалдинского чугуноплавильного отправлялись на Нижнесалдинский железоделательный завод первоначально гужевым транспортом, затем коротким сплавом – на барках по реке Салде.
В конце 19 века заводом управлял выдающийся российский металлург Владимир Ефимович Грум-Гржимайло.
В годы Гражданской войны завод бы частично разрушен белогвардейцами. Основная часть рабочих Верхнесалдинского завода присоединилась к Красной Армии и сражалась в 1919 году под Висимом, Черноисточинском и Нижним Тагилом.
В годы Великой Отечественной на Верхнесалдинском металлургическом заводе резко перепрофилировали производство – с черной на цветную металлургию, прокат меди и латуни. Эксперимент по прокату алюминия на заводе провалился.
Литература и источники:

  1. Д.В. Гаврилов. Металлургические заводы Урала, XVII-XIX вв, Екатеринбург, 2001.
  2. Нижнетагильские и Луньевские заводы наследников П.П. Демидова князя Сан-Донато. Пермь, 1896;
  3. Грум-Гржимайло В.Е. Мартеновская печь Верхнесалдинского завода Нижнетагильского округа // Сборник статей по мартеновскому делу, 1870-1895. СПб, 1898;
  4. Усанов В.И., Помасков В.С. История развития производства на Верхнесалдинском заводе в период капитализма, 1861-1900 // Промышленность Урала в период зарождения и развития капитализма. Свердловск, 1989; Верхняя Салда. Екатеринбург, 1998.
Смотрите также