Выйский
медеплавильный, чугуноплавильный и железоделательный завод
Историческая справка

Место нахождения объекта:

г. Нижний Тагил, ул. Краснознамённая.


Сохранность:
объект отсутствует, практически полностью перестроен, сохранилась плотина.

Координаты:
(заводская плотина): 57.929096, 59.935613
Выйский медеплавильный, чугуноплавильный и железоделательный завод – старейший демидовский металлургический завод Урала, действовавший с 1722 до 1916; первый медеплавильный завод на Среднем Урале, с 1814 до 1880 — самый крупный из всех уральских медеплавильных заводов.

Основан Никитой Демидовичем Демидовым на р. Выя, притоке р. Тагил, «на порозжих государственных и кортомных у вогулич землях», в 50 верстах к северу. от Невьянского завода, в 2 верстах от начавшегося строиться одновременно с ним Нижнетагильского завода (в наст. время в черте г.Нижнего Тагила). Указом Берг-коллегии от 20 дек. 1720 Н. Демидову разрешено за р. Выею построить «медной завод... и на том заводе плавить ему медь», причем он обязывался половину (а когда дело «размножится» — треть) выплавленной меди (к тому же — «самую чистую медь», которая годилась бы для Монетного двора и артиллерии) поставлять в казну.

Завод строился быстрыми темпами и был пущен 23 ноября 1722. Предполагалось, что это будет медеплавильный завод большой мощности. К моменту его пуска сооружены 6 медеплавильных печей, затем к ним добавлены еще 4 печи.

Построенная на р. Выя плотина, земляная, позднее частично выложенная серым камнем, имела длину (по данным нач. XIX в.) 150 саж (320 м), ширину: внизу — 24 (51,2 м), вверху — 14 саж (29,9 м), высоту — 13,5 аршин (9,6 м), содержала в «полном скопе воды» 7 аршин (4,98 м) и образовала большой полноводный пруд, разлившийся на 1,5 версты. Топливом завод должен был обеспечиваться из Нижнетагильской дачи. Сырьевой базой ему должны были служить руды Выйского рудника. Однако сырьевая база оказалась недостаточной и ненадежной: руда была бедной, содержала «в себе более железа, нежели меди». Уголь и дрова доставлялись нерегулярно, завод длительные сроки простаивал «за оскудением угля». Выплавка меди оказалась ничтожной и убыточной. Удалось выплавить меди: в 1723 — 766, в 1724 — 864, в 1725 — 670 пуд.

В 1726 и 1727 завод не действовал. Во время пожара 14 мая 1729 завод сгорел. На восстановленном заводе остались действующими 2–3 медеплавильные печи, которые использовались для очистки черновой меди (в количестве около 200–300 пуд), привозившейся с других предприятий.

Чтобы не терять гидравлическую энергию Выйского пруда, после пожара построены две доменные печи: одна — действующая, вторая — запасная, и молотовая фабрика с 3 кричными горнами и 2 молотами — 1 боевым и 1 колотушечным. Однако чугуноплавильное производство не привилось, и уже в нач. 1740-х гг., по свидетельству И.Г. Гмелина, осматривавшего завод в 1742, домны не действовали, велось только железоделательное про-во.

К середине 1740-х гг. в молотовой фабрике число кричных горнов увеличено до 8, число молотов — до 5: действовали 3 боевых молота и 2 колотушечных. Завод перерабатывал чугун, привозимый из Нижнетагильского завода.

Рабочие кадры завода были сформированы гл. обр. (на 87 %) за счет местных старообрядцев-раскольников и приема беглых и пришлых, пополненных присылкой крепостных крестьян, купленных Демидовыми в центральных губерниях. По 2-й ревизии (1747) на заводе учтено: положенных в оклад по переписям — 352 (55,3 %), «не помнящих родства» — 170 (15,7 %), оставленных «до указу» (позже все они зачислены в крепостные) — 102 (16 %), купленных крепостных — 83 (13 %), всего — 637 душ муж. пола.

После смерти Акинфия Никитича Демидова, по разделу 1758, завод перешел к Никите Акинфиевичу Демидову, в руках которого и его наследников, в составе Нижнетагильского горного округа, находился вплоть до его закрытия. По Генеральному описанию 1797, на заводе имелись фабрики: медеплавильная — с 2 плавильными печами, шплейзофенная — с 2 шплейзофенами, две молотовых — с 10 кричными горнами и 5 молотами. При заводе числилось крепостных мастеровых и работных людей: собственных заводовладельца — 833, «данных от казны» — 6, всего — 839 душ муж. пола. Приписных крестьян завод не имел. За заводом значилось 8 медных рудников, расположенных на расстояниях от 3 до 18 верст, но содержание меди в их руде было невелико (в ср. — до 0,6 %), к тому же они были уже истощены.

В сер. и второй половине XVIII в. завод действовал преимущественно как железоделательный. Работая 4–5 кричными молотами, он выковал железа: в 1760 — 32,8 тыс. пуд, 1779 — 18,7 тыс., 1800 — 44,7 тыс. пуд. Несколько раз предпринимались попытки возобновить медеплавильное производство: в 1761 – 1770 — с ежегодной выплавкой от 77 до 2567 пуд, в 1783 – 1795 — с выплавкой от 5 до 179 пуд, в 1801 – 1809 — от 48 до 366 пуд, но все они оказались неудачными.

По описанию завода, составленному в декабре 1807 берг-инспектором П.Е. Томиловым, в заводе имелись две каменные кричные фабрики: в первой из них располагались 4 кричных молота и 4 горна, действовавшие 4 призматическими деревянными мехами, тут же находилось медеплавильное оборудование: 2 медеплавильные печи, 2 гармахерских горна, 1 штыковой горн, но «на оных по малу содержанию руд, — добавлял П.Е. Томилов, — плавки не производится около 10 лет». Во второй кричной фабрике размещались 6 молотов, 6 кричных горнов, действовавших 4 призматическими деревянными мехами, 4 кузнечных горна. При фабриках находилось 14 водяных колес: 10 — боевых, 4 — меховых. Из привозимого из Нижнетагильского завода чугуна ковалось полосовое железо шириной в 3 дюйма (7,62 см) и толщиной в 0,5 дюйма (1,27 см). Железа выковывалось в неделю на каждый молот от 160 до 180 пуд. В год завод выковывал железа до 40–45 тыс. пуд. При заводе находилось креп. мастеровых и работных людей: собственных заводовладельца — 163, «вечноотданных» — 687, «данных от казны» — 10, всего — 860 душ муж. пола.

Судьбу небольшого железоделательного завода и существовавшего в нем параллельно затухающего медеплавильного производства внезапно изменили случайная находка в 1814 одним из крестьян на своем огороде, у подножья г. Высокой, медной руды и последующее за ней открытие богатейшего Меднорудянского месторождения, которое становится надежной и очень мощной рудной базой для завода. Месторождение стало интенсивно и стремительно разрабатываться, обеспечив резкий подъем выплавки меди. Если в XVIII – нач. XIX в. максимальной для завода была выплавка меди в 1761 в количестве 2567 пуд, то уже в 1814 он выплавил 3559 пуд, в 1815 — 30218, в 1816 — 67511 пуд. В 1820-е гг. среднегодовая выплавка меди на заводе составила 56,1 тыс. пуд, в 1830-е — 76,9 тыс., в 1840-е — 100 тыс., в 1850-е — 150,5 тыс. пуд. В 1852 завод дал рекордную выплавку — 197,9 тыс. пуд.

Непрерывное широкомасштабное наращивание выплавки меди было обеспечено установкой новых металлических агрегатов и их техническим усовершенствованием. В 1807 оборудование завода составляли 2 медеплавильные печи и 1 шплейзофен, в 1815 — 4 медеплавильные печи, 1 шплейзофен и 2 гармахерских горна, в 1846 — 32 медеплавильных печи, 3 шплейзофена и 4 гармахерских горна, в 1860 — 74 медеплавильных печи, 6 шплейзофенов и 7 гармахерских горнов. Производительность была повышена за счет увеличения объема печей, усиления мощного дутья, утилизации тепла, внедрения усовершенствованных технологий. Небольшие круглые медеплавильные печи с 2–3 фурмами, действовавшие на заводе в 1830-х гг., в 1840 – 1850-е гг. заменены многофурменными печами значительно большего объема. В 1859 построена печь системы генерал-майора Рашета с 24 фурмами, с суточной производительностью до 3 тыс. пуд. С нач. 1860-х гг. стали вводиться эллиптические печи с 10 фурмами, расположенными не только в задней, но и в передней стенках.

Медеплавильные шахтные печи имели высоту от пода до колошника 4 аршина (2,84 м), проплавляли в сутки каждая до 4 тыс. пуд шихты, выдавая из 100 пуд руды по 12 пуд купферштейна 2-го сорта, содержавшего до 45% меди. Купферштейн 2-го сорта обжигался в кучах, а затем в тех же печах плавился на черновую медь. Из 100 пуд купферштейна 2-го сорта получалось от 12 до 18 пуд черновой меди и 30 пуд купферштейна 1-го сорта (шпурштейна) с содержанием меди в 60 %. Черновая медь очищалась в двухфурменных шплейзофенах с диаметром гнезда в 3,5 аршина (2,49 м), угар составлял 14 %. При печах действовали 3 четырехцилиндровые воздуходувные машины.

В связи с бурным развитием медеплавильного дела, железоделательное производство в заводе стало сокращаться: число кричных молотов с 5 в 1807 уменьшено до 3 в 1822 и 2 в 1837. Выковано железа в 1807 — 42,9 тыс. пуд, в 1822 — 24,1 тыс., в 1837 — только 9,3 тыс. пуд. В 1850-е гг. кричное железо на заводе уже не изготовлялось. В 1830-е гг. установлена вагранка, велась отливка чугунных вещей.

Рост производства и увеличение потребности в дополнительном оборудовании вызвали создание на заводе механического заведения, хорошо оснащенного по тому времени разнообразными металлообрабатывающими станками. В 1820 – 1840-е гг. на нем работали талантливые крепостные механики-изобретатели Е.А. и М.Е. Черепановы, которыми было построено более 20 разнообразных паровых машин (водоотливных, рудоподъемных, гвоздарных, винторезных, строгальных, золотопромывальных) мощностью от 5 до 60 л.с., а также в 1834 — первый в России паровоз («сухопутный пароход», «пароходный дилижанец»), перевозивший по рельсам на расстояние в 857 м железную руду весом в 3,5 т со скоростью 12–15 км/час. В 1835 ими был построен второй паровоз грузоподъемностью в 1000 пуд (16,38 т), а в 1836 сооружена чугунная дорога от завода до Медного рудника.

Интенсивному наращиванию выплавки меди на заводе в 1830 – 1840-е гг. способствовали высокие цены на медь на внутренних и внешних рынках, усиленный экспорт российской меди. Вследствие совершенствования конструкции медеплавильных печей, их суточная выплавка с 425 пуд в 1855 возросла до 1078 пуд в 1862. Среднее содержание меди в руде в 1840 – 1850-е гг. составляло от 2,4 до 2,9 %. Энергетическое хозяйство завода в конце 1850-х гг. было представлено 2 водяными колесами мощностью в 50 л.с. и 3 паровыми машинами мощностью в 26 л.с. В 1860 «употреблялось в работы» 1168 чел.

50-е гг. XIX в. были периодом наиб. производительности завода. С 1855 выплавка меди стала систематически снижаться из-за сокращения добычи руды на Меднорудянском руднике ввиду начавшегося его истощения и все большего углубления подземных работ, требовавших увеличения затрат для добычи руды на нижних горизонтах. За 5 лет производство меди упало в два раза: было выплавлено ее в 1854 — 191 тыс. пуд, 1855 — 178,4 тыс., 1856 — 147,2 тыс., 1857 — 131 тыс., 1858 —120,1 тыс., в 1859 — 100,3 тыс. пуд.

В начале пореформенного периода метал. оборудование завода составляли 19 шахтных медеплавильных печей, 6 шплейзофенов и 7 гармахерских горнов. Медеплавильные печи были четырех типов: 12 малых трапецеидальных 7-фурменных, 5 эллиптических с 10 фурмами, 1 большая прямоугольная 16-фурменная, переделанная из рашетовской, 1 большая 26-фурменная системы генерал-майора Рашета. Воздух к печам подавался 4 воздуходувными горизонтальными цилиндрами. Процесс выплавки проходил по технологии XVIII в., по т.н. «немецкому способу»: получение купферштейна и дальнейшая его переработка осуществлялись исключительно в шахтных печах.

В 1860 – 1880-е гг. из-за сокращения добычи руды про-во меди продолжало падать: в 1861–1870 среднегодовая выплавка составила 95,7 тыс. пуд, 1871 – 1880 — 60,5 тыс., в 1881–1890 — 46 тыс., причем на рубеже 1870 –1880-х гг. годовая выплавка снижалась до 20– 30 тыс. пуд: выплавлялось меди в 1879 — 30,3 тыс., 1880 — 35,7 тыс., 1881 — 21,9 тыс., в 1882 — 29,3 тыс. пуд. Сказалось ухудшение в пореформенный период конъюнктуры на медном рынке, вытеснение рос. меди на европейском рынке более дешевой медью из США и Чили. На себестоимости меди и ее конкурентоспособности неблагоприятно отразилась техническая и технологическая отсталость завода.

На экономической деятельности завода отрицательно отозвались отмена креп. права в 1861 и переход на вольнонаемный труд, вызвавший повсеместное повышение заработных плат и накладных расходов, особенно связанных с добычей руды. Разработка Меднорудянского рудника велась шахтным, подземным способом, глубина разработок достигла еще в 1835 — 36 саж (76,8 м), в 1850- е гг. — 70 (149,3 м), 1865 — 83 (177,1 м), к концу XIX в. — 100 саж (213,3 м). Выросла требовательность рабочих, занятых подземными работами. В 1889 рабочие Меднорудянского рудника, отличавшиеся сплоченностью и солидарностью, объявив забастовку, выставили 7 требований («условий»), бастовали две недели и добились (первыми на Урале) установления, вместо 12-часового, 8-часового рабочего дня при увеличении заработной платы, введения гарантированного минимума зарплаты по 80 коп. в день и других уступок. Сокращение производства меди в пореформенный период привело к потере в 1880-х гг. заводом лидирующего положения в уральской медеплавильной промышленности.

Новый подъем выплавки меди начался с 1883 и был вызван увеличением добычи руды на Меднорудянском руднике в связи с его реконструкцией, установкой на нем новых, более мощных паровых машин для обслуживания рудоподъемных, водоотливных и т.п. установок. К концу 1880-х гг. выплавка меди на заводе поднялась до 50–60 тыс. пуд в год, а к концу 1890-х гг. достигла 132–136 тыс. пуд. Важным импульсом для развития медеплавильного производства стал промышленный подъем 90-х гг. XIX в., вызвавший усиление спроса на медь машиностроительной, особенно электротехнической, промышленностью. В 1897 завод получил большой заказ на медь для ж.д., что потребовало резкого увеличения добычи руды, а число действующих медеплавильных печей на заводе с 14 увеличить до 34.

В 1860 – 1880-х гг. продолжали использоваться в основном старая техника и старые технологии. Технические усовершенствования внедрялись медленно. В 1860-е гг. медеплавильные печи переведены на горячее дутье, что дало сбережение горючего на 20 %. С 1879 велись опыты по использованию в медеплавильных печах луньевского каменного угля, построены для этой цели 6 особых печей — крумофенов, но они оказались неэкономичными и в 1882 были разобраны. Тем не менее, после удачных опытов и явных неудач, с 1886 плавка руды вместо древесного угля стала производиться на минер. топливе — луньевском каменном угле с добавлением кокса, смешиваемых в пропорции 5 к 1.

Более основательная реконструкция осуществлена на рубеже XIX – ХХ вв. В 1895 – 1896 установлены, впервые на Урале, две новые медеплавильные печи — ватержакеты, более производительные и экономичные, со стенками из кессонов, по которым циркулировала охлаждающая их вода. В 1897 построена новая регенеративная печь шведского типа для очистки меди, поставлена новая паровая машина. В 1898 капитально отремонтирована плотина, перестроен ларь в рабочем прорезе, установлены 2 водяные турбины Жирарда. В 1899 поставлена новая воздуходувная машина, снабженная вентилятором «Акмэ». В 1900 сооружен электрический шлакоподъемник и введено электрическое освещение завода. В 1901 при 6 цилиндрических мехах поставлена 80-сильная паровая машина и начата постройка двух новых паровых машин и четырех вентиляторов.

В начале XX в. завод имел 24 шахтные печи круглого поперечного сечения с 10–11 фурмами для проплавки рудной шихты, высотой в 12 футов (3,66 м), диаметром: внизу — 4 фута (1,22 м), вверху — 5 футов 8 дюймов (1,73 м). Воздух в них подавался воздуходувной вертикальной машиной мощностью в 80 л.с., доставлявшей до 16 тыс. куб. футов (453 куб. м) сжатого воздуха в минуту, и 4 вентиляторами системы «Акмэ», дававшими 24 тыс. куб. футов (680 куб. м) воздуха в минуту, которые приводились в действие 150-сильной паровой машиной завода Шихау. Каждая шахтная печь выплавляла в сутки по 60 пуд купферштейна с содержанием 30% меди. Обжиг купферштейна производился в 2 специальных обжигательных печах прямоугольного поперечного сечения высотой в 12 футов (3,66 м) с суточной производительностью в 1000 пуд и в 5 шахтных печах, приспособленных для обжига. Обожженный купферштейн плавился на черновую медь в 2 печах трапецеидального профиля с 8 фурмами, выс. тоже в 12 футов (3,66 м), с суточной производительностью каждой печи в 1250 пуд. Рафинирование меди велось на специальной рекуперативной отражательной печи, действовавшей на генераторном газе, регенеративной печи шведского типа такого же объема и старой газовой печи с меньшими размерами. В 1910 был построен ватержакет с суточной выплавкой штейна в 12,2 тыс. пуд (200 т), отвальные шлаки которого содержали всего 0,4% меди.

В годы экономического кризиса 1900 – 1903 и последующей промышленной депрессии цены на медь не только не снизились, а, наоборот, даже повысились. Резкое падение цен на чугун и сортовое железо заставили заводовладельцев всячески форсировать добычу меди, чтобы путем ее продажи компенсировать убытки от чугуноплавильного и железоделательного производств. Несмотря на быстрое уменьшение запасов руды в Меднорудянском руднике, добыча в нем велась высокими темпами, к 1916 глубина работ достигла 150 саж (320 м). В 1901 —1310 выплавка меди на заводе колебалась от 107,6 до 159,9 тыс. пуд, только дважды снизившись ниже этого уровня (1905 — 87,4 тыс., 1909 — 68,6 тыс. пуд). Среднегодовая выплавка за десятилетие 1901 – 1910, несмотря на экономический кризис, депрессию, революционные события 1905 – 1907, в которых рабочие завода и рудника приняли активное участие, составила 119,6 тыс. пуд. В 1910 на заводе было занято 853 рабочих, в т.ч.:, горнозаводских — 634, вспомогательных — 219.

Ускоренное извлечение оставшихся в руднике запасов руды привело к его полному истощению и обвальному падению добычи. В последние годы велось, в буквальном смысле этого слова, заскребание рудника: в плавку шла колчеданистая руда с содержанием меди в 2,1% и глинистая окисленная руда с содержанием 4% меди. В 1916 рудник полностью выработан, на нижнем горизонте пошел уже сплошной известняк. Разведанных перспективных месторождений завод не имел. Оставшиеся в недрах рудника запасы руды в 4 млн. пуд могли дать не более 124,8 тыс. пуд меди, т.е. могли обеспечить работу завода только на один год, и добывать их, затрачивая на это огромные средства, не имело смысла. Падение добычи руды привело к резкому сокращению производства меди, которой было выплавлено: в 1912 — 130 тыс. пуд, 1913 — 86,7 тыс., 1914 — 77,4 тыс., 1915 — 47,9 тыс., в 1916 — 28,1 тыс. пуд.

Ввиду полного истощения рудной базы в 1916 завод остановлен. Декретом Совнаркома от 31 янв. 1918 завод национализирован, но к работе не приступал. В 1918 окончательно закрыт. Оборудование демонтировано: частично передано другим заводам, частично, в качестве металлолома, пошло в плавку на Нижнетагильском заводе. За время своей деятельности завод проплавил 287729 тыс. пуд (4713 тыс. т) руды со средним содержанием меди в 2,86% и дал черновой меди 8242 тыс. пуд (135 тыс. т).

В 1926 году завод был окончательно ликвидирован. В горсовете Нижнего Тагила решили разместить на территории завода некую промышленную зону, куда предлагалось переместить несколько крупных артелей. Настоящее заселение бывшего демидовского завода началось в 1931-м, когда в одном из складов завода разместился хлебозавод. Затем здесь появились молочный завод, холодильник, кондитерская фабрика. Но большинство помещений были заняты складами и конторами. В частности, здесь располагались склады Ленинского райпищеторга, а также его отдел снабжения и бухгалтерия.

До сих пор не найдены ни заводские архивы, ни фотодокументы, отражающие жизнь завода в дореволюционный период. Большинство цеховых и складских помещений дошли до наших дней почти что полностью перестроенными, и единственное, что напоминает о былой славе исчезнувшего медеплавильного завода, его плотина

Литература и источники:

  1. Колтовский Г. Медеплавильное производство Нижнетагильских заводов господ Демидовых // Горный журнал. СПб., 1846. Ч.2
  2. Нижнетагильские и Луньевские заводы наследников П.П. Демидова, князя Сан-Донато. Пермь, 1896;
  3. Виргинский В.С. Ефим Алексеевич и Мирон Ефимович Черепановы. М., 1986.
  4. Гаврилов Д.В. Металлургические заводы Урала, XVII-XIX вв, Екатеринбург, 2001.
  5. Волков С., Кужильный Д. Город, которого нет: Выйский медеплавильный завод. Н.Тагил, 2018.
Нижнетагильский
чугуноплавильный и железоделательный завод
Историческая справка

Место нахождения объекта:

г. Нижний Тагил, Музей-завод им. В.В. Куйбышева


Сохранность:
уникальный объект с сохранившимися производственными помещениями и техникой XIX – нач. ХХ века.


Координаты:
(заводская плотина): 57.904275, 59.949260
Нижнетагильский чугуноплавильный и железоделательный завод – один из старейших металлургических заводов Урала, основной завод демидовского промышленного комплекса XVIII — нач. XX вв., до 1917 — главный завод и административный Нижнетагильского посессионного горного округа Демидовых. Основан в среднем течении р. Тагил на государственных и арендованных у манси землях по указу Петра I от 8 марта 1702 и указу Берг-коллегии от 10 декабря 1725 г.

25 дек. 1725 получен первый чугун, в 1726 г. — первое железо, в 1730 г. — первая медь. К 1733 г. на заводе имелся полный метал. цикл: доменная фабрика с 4 домнами, молотовая фабрика с 3 кричными, 1 колотушечным молотом и 2 нагревательными печами. Кроме того, при заводе действовали кузница и медная фабрика с 2 медеплавильными печами и 2 гармахерскими горнами. По штатам 1737 г. там числилось 657 рабочих и служащих (вместе с Высокогорским рудником). Рабочие кадры Нижнетагильского завода в основном формировались за счет перевода мастеров с Невьянского завода, а также «пришлых людей» и приписных крестьян Верхотурского и Ирбитского уездов. В 1795 г. заводскими работами было занято 2586 человек.

XVIII в. был временем бурного роста производства завода: в период с 1733 г. 1790-х выплавка чугуна с 145 тыс. пуд увеличилась до 450 – 477 тыс., выделка железа с 1747 до 1795 гг. выросла с 38 тыс. до 70 тыс. пуд. Заводское оборудование (в первую очередь домны) по всем показателям превосходили мировые стандарты. На заводе впервые в России был освоен метод плавки магнитных руд. Тагильское чугунное литье и полосовое железо пользовалось заслуженной славой и имели широкий сбыт на российских и мировых рынках. Вокруг завода возник целый ряд небольших вспомогательных (молотовых) заводов, образовавших комбинированную металлургическую мануфактуру.

К 60-м гг. XVIII в. на заводе числилось до 26 различных «дел» и «производств». Кроме доменной и кричной, там действовали укладная, проволочная, якорная, меднокотельная и меховая фабрики, лесопильная и мучная мельницы, кирпичные и дегтярные сараи, было налажено производство гвоздей и кос. В нач. XIX в. добавились еще новые «дела» — плющильное, досчатое, приготовление уклада, томленой стали, жести, медной посуды, водяных и тележных колес.

Основными техническими достижениями конца XVIII — нач. XIX вв. был переход от клинчатых мехов к цилиндрическим, развитие чугунного литья и зарождение прокатного пр-ва, окончательно утвердившегося на Нижнетагильском заводе в 1807 – 1836 гг. благодаря усилиям заводских специалистов М.Д. Данилова, А. и Ф.А. Шептаевых. Начало промышленного переворота в 20 – 50-х гг. XIX в. ознаменовалось развитием листопрокатного производства, введением пудлингового способа изготовления железа, использованием паровых двигателей, успешными опытами по утилизации тепла и газов, зарождением внутризаводского железнодорожного транспорта и усовершенствованием конструкции доменных печей.
С 1847 г. на заводе сосредоточилось все механическое производство окрестностей, сюда же были перенесены все операции по очистке и отделке меди. В 40 – 60-е XIX в. произведена перепланировка заводской территории с более рациональным и более близким к индустриальному размещением оборудования. Заметно изменился и состав этого оборудования. В 1859 г. на заводе имелось 26 водяных колес, 3 турбины, 7 паровых машин, 4 действующие домны, 1 вагранка, 19 кричных горнов, 5 пудлинговых и 4 сварочные печи, 3 прокатных стана. Выплавлено было 1030 тыс. пуд. чугуна, получено 167,5 тыс. пуд. пудлингового железа, 97,8 тыс. пуд. листового, 29,1 тыс. пуд. котельного и 17,8 тыс. пуд. лопастного железа. На заводских работах в 1860 было занято 8497 мастеровых и непременных работников.

Еще более заметными техническими достижениями отмечены 70 – 90-е гг. XIX в. В 1875 – 1876 гг. на заводе строятся первые 5- тонные мартеновские печи, налаживается пр-во ферромарганца и огнеупорного кирпича. Строятся цех рельсовых скреплений и новая механическая фабрика, с 1892 г. выделившаяся в самостоятельный механический завод. В 1894 – 1895 гг. были переведены на горячее дутье домны, в 1896 – 1900 гг. сооружен новый доменный корпус.

В связи с пуском Уральской горнозаводской железной дороги и строительством заводской Висимской узкоколейной дороги, соединявших большую часть заводов округа, произведена реконструкция внутризаводского и межзаводского транспорта. Появилось специальное депо заводских железных дорог (впоследствии железнодорожный цех).

В 1895 г. при заводе числилось 2248 рабочих, в т.ч. непосредственно в заводских цехах 943 чел. Кроме того, на мех. заводе работало 790 чел. Росли объемы производства, и изменялся ассортимент заводской продукции. В 1901 – 1917 гг. Нижнетагильский завод, сохранивший положение одного из крупнейших и технически оснащенных на Урале, давал ежегодно в ср. 2752 тыс. пуд. чугуна и 1840 тыс. пуд. стали. По разработанному в 1910 – 1912 гг. ген. плану реконструкции заводов округа он специализировался на производстве чугуна, мартеновских слитков и листового железа. В соответствии с этим планом перестроен прокатный цех, сооружена новая домна с подъемником, более мощная 25-тонная мартеновская печь, фабрика огнеупоров и новое паровозное депо. Возникший в 1900 – 1901 гг. медно-котельный цех действовал в 1905 – 1910 гг. в качестве самостоятельного предприятия, но позже снова вошел в состав металлургического завода.

В 1913 г. пущена новая заводская электростанция с 4 паровыми котлами и турбогенераторами переменного тока на 750 кВт, обслуживавшая все промышленные предприятия Тагила. Заводские цехи получили электрическое освещение. В 1913 г. завод произвел 5504 тыс. пуд. чугуна и 2992 тыс. пуд. железа и стали.

Первая мировая и гражданская войны тяжело отразились на положении завода. Его производство пришло в упадок, и большая часть цехов была законсервирована. Их восстановление началось в 1920-е. В 1923 г. вновь введены в действие мартеновский и листопрокатный цехи, в 1924 г. — доменный цех и сутуночное отделение прокатного цеха. С 1920-х завод стал называться Нижнетагильский металлургический завод им. В.В. Куйбышева.

Литература и источники:

  1. Нижнетагильские и Луньевские заводы наследников П.П. Демидова. Н. Новгород, 1896;
  2. Кафенгауз Б.Б. История хозяйства Демидовых в XVIII-XIX вв. М.-Л., 1949 Т.1;
  3. Виргинский В.С. Жизнь и деятельность рус. механиков Черепановых. М., 1956;
  4. Лепо Л.П. Крепостные умельцы Нижнего Тагила. Н. Тагил, 1975;
  5. Васютинский В.Ф. Хранители «Старого соболя». Свердловск, 1990;
  6. Гуськова Т.К. Заводское х-во Демидовых в первой половине XIX в. Челябинск, 1995;
  7. Гуськова Т.К. Нижнетагильский метал. завод. XVIII-XX вв. Екатеринбург, 1996.
Месторождение
железной руды
г. Магнитная (г. Высокая)
Открытка начала 20 века
Историческая справка

Место нахождения объекта:

г. Нижний Тагил, ул. Рудянская


Сохранность:
ведется промышленная разработка.


Координаты:
(смотровая площадка на склоне): 57.904232, 59.923406
Месторождение г. Высокой (в XVII – нач. XVIII в. называлась Магнитной) открыто местными вогулами и заявлено властям в 1696, эксплуатация началась с 1721. Гора Высокая (высота над уровнем моря 380 м, над окружающей местностью — около 100 м), сложена из диорита, прорезывающего известняки силурийской системы. Залежи коренных руд контактово-метасоматического происхождения — в виде жил, пластов и гнезд, были сосредоточены в основном в центральной части горы.

Высококачественные магнетиты горы содержали от 60 до 67 % железа; отличались чистотой, были легкоплавки, могли плавиться без примеси флюса; почти не имели вредных примесей, которые не обнаруживались или прослеживались слабо: фосфор в пределах до 0,08%, в среднем — 0,03%, сера — до 0,04– 0,06%; содержали полезные компоненты, улучшавшие качество металла — оксид марганца (до 2,84%), медь (от 0,1 до 0,2–0,8%, в среднем около 0,35%) и другие.

Железо, приготовленное из чугуна, выплавленного из высокогорской руды, с клеймом «Старый соболь» считалось одним из лучших и пользовалось большим спросом в Западной Европе и США. Разработка месторождений была начата Демидовыми, построившими в 1725 в 4 верстах от Высокой на р. Тагил Нижнетагильский чугуноплавильный и железоделательный завод.

После смерти Акинфия Никитича Демидова, по разделам между наследниками 1757, 1765 и 1787, г. Высокая разделена на 6 участков, которые стали принадлежать Нижнетагильским, Невьянским, Алапаевским, Верхисетским, Ревдинским и Суксунским заводам. Каждый из владельцев вел разработку самостоятельно, не считаясь с другими. Руду добывали преимущественно открытым способом — «разносами», к подземной добыче прибегали редко. Так, в 1807 на участке Нижнетагильских заводов действовала шахта глубиной в 26 сажен (55,5 м).

Руду добывали вручную, применяя лишь самые примитивные орудия: кайла, лопаты, бадьи, встретившиеся твердые породы взрывали пороховыми зарядами. Отвозили добытую руду в тачках или лошадьми в небольших тележках-каламашках. Руду обжигали в кучах — «пожогах» — ямах на склоне горы, когда на слой дров толщиной в 0,5 сажен (106,7 см) насыпался такой же слой руды, затем снова следовал слой дров и новый слой руды и т.д. В такой пожог закладывали до 800 тыс. — 1 млн пуд руды.
Разработки велись бессистемно и хищнически. Выбирали наиболее богатую руду, прорывали глубокие траншеи и карьеры, более бедную руду оставляли нетронутой в виде отдельных скал, мешающих проезду. Отвалы подрудка и пустой породы оставляли на рудных пластах или сваливали в выработки. Избалованные богатством и чистотой руды, заводы бросали в отвалы подрудок, содержавший до 68 % железа; в брак отбрасывалась также руда, содержавшая не менее 60 % железа, только потому, что в нее был вкраплен трудно отделявшийся полевой шпат. Вся гора была изрыта беспорядочными выемками, котловинами и ямами.

«Вид г. Высокой, — писал в 1881 Д.К. Чернов, — можно сравнить... с кругом сыра, подаваемым в английских ресторанах; как он изрезан, исковырен — всякий вырезывает, что ему нравится, самый лакомый кусок... Трудно ориентироваться в том хаосе рытвин, какой встречаешь на этой горе». А.Н. Митинский, посетивший Высокую в 1909, увидел на ней почти ту же самую картину. Запасы руды в горе считались неисчерпаемыми. П. фон Туннер в 1870 писал, что их хватит на тысячу лет.


На г. Высокой ежегодно добывалось руды в: сер. XVIII в — около 1,5 млн пуд (24,5 тыс. т), на рубеже XVIII – XIX вв. — около 4 млн (65,5 тыс. т), в 1890 — 6,4 млн (104,8 тыс. т), в 1895 — 9,4 млн (154 тыс. т), в 1900 — 12,3 млн пуд (201,5 тыс. т) (12,1 % всей добытой на Урале железной руды). Однако за двести лет эксплуатации месторождение значительно истощилось. Осматривавший его в 1899 П.А. Замятченский сообщал, что «половина г. Высокой уже срыта».

В 1890 на Высокогорском руднике было занято 718 рабочих, в 1901 — 1319. В конце XIX – нач. XX вв. рудники подверглись частичной реконструкции. В 90-х гг. к участку Нижнетагильских заводов проложены рельсовые пути, руду с него стали вывозить в железнодорожных вагонах. Стало применяться пневматическое бурение при помощи перфораторов, установлены компрессоры. На одном из участков г. Высокой («Большой яме»), с 1914 откат руды и породы стал производиться в опрокидывавшихся вагонетках емкостью в 1 куб. м, а подъем их на поверхность — с помощью механического наклонного подъемника. В 1914 добыто руды 14,3 млн пуд (234,2 тыс. т).

В настоящее время месторождение относится к Высокогорскому горно-обогатительному комбинату, добыча руды ведется на трех шахтах: Магнетитовой, Естюнинской и Эксплуатационной. Максимальная глубина разработки шахт в 1996 составляла: Магнетитовой — 685 м, Эксплуатационной — 590 м, Естюнинской — до 1996 — 358 м, с 1996 — 418 м.

Литература и источники:

  1. Томилин В. Железные рудники Уральского железорудного треста, Высокогорский рудник // Горный журнал. М., 1926. № 7;
  2. Были горы Высокой: Рассказы рабочих Высокогорского железного рудника о старой и новой жизни. Свердловск, 1960.
  3. Гаврилов Д.В. Металлургические заводы Урала, XVII-XIX вв, Екатеринбург, 2001.
Лайские

железоделательные заводы
(нижний и верхний)
Историческая справка

Место нахождения объекта:

пос. Лая, ул. Тагильская


Сохранность:
сохранились фрагменты плотины пруда бывшего Нижнелайского завода. Плотина Верхнелайского пруда – железобетон, историческая не сохранилась. Сооружения завода не сохранились.


Координаты:
(плотина Нижнелайского пруда): 58.054547, 59.931350

Лайский завод – один из старейших металлургических заводов Среднего Урала, один из первых «демидовских», действовавший с 20-х гг. XVIII в. до нач. XX в.

Построен Никитой Демидовичем Демидовым (Антуфьевым) в Верхотурском уезде на р. Лая, притоке р. Тагил, впадающей в р. Туру, в 20 верстах к северу от Нижнетагильского завода, «на государственных порозжих и кортомленных у вогулич землях». Завод строился без позволительного указа Берг-коллегии, на основании именного указа Петра 1 от 8 марта 1702 года, по которому Никите Демидову разрешалось на отведенной ему земле «леса рубить и уголье жечь и всякие заводы строить».

Завод строился как передельный, призванный перерабатывать в железо чугун, выплавленный мощными домнами Нижнетагильского завода. Были построены плотина, молотовая фабрика с 3 кричными молотами, колотушечная фабрика и кузница. Завод пущен и начал выковывать железо 23 ноября 1723. Чугун для переработки привозился гужом с Нижнетагильского завода, выкованные кричные куски для дальнейшей переработки снова возвращались в Нижний Тагил. В 1738 году при заводской плотине построена Акинфием Никитичем Демидовым первая в России косная фабрика, сооруженная, по его заявлению, «для славы Российской империи и всенародной пользы». После постройки в 1742 году, в полутора верстах вверх по течению реки, Верхнелайского железоделательного завода, Лайские заводы — Лайский (Нижнелайский) и Верхнелайский — превратились в значительный производственный комплекс по переработке в железо нижнетагильского чугуна.

Согласно летописи заводской церкви, первыми жителями заводского поселка и работниками на заводе были старообрядцы беспоповщинского толка, выходцы с р. Керженца Нижегородской губернии (отсюда их местное название — «кержаки»), бежавшие от церковных преследований на Урал и нашедшие на Демидовских заводах радушный и безопасный приют. В дальнейшем рабочие кадры завода пополнились за счет переселения на завод купленных Демидовым в центральных губерниях крепостных крестьян. По данным второй ревизии (1747 года), из 153 душ мужского пола, учтенных переписью, купленные крепостные люди уже составляли большинство — их было 96 душ (62,8% от общего числа), старожильцев, положенных в оклад по переписи — 39 (25,5 %), пришлых, «не помнящих родства» — 8 (5,2 %), «оставленных до указу», позже зачисленных в разряд «вечноотданных» — 10 (6,5 %).

Оба Лайских завода работали как одно предприятие, составляли единый промышленный комплекс, их продукция учитывалась совместно. По данным Генерального описания 1797 года, на обоих Лайских заводах имелись 2 молотовые фабрики с 4 кричными горнами и 2 кричными молотами. При заводах числилось собственных заводовладельцев крепостных мастеровых и работных людей 258 душ мужского пола и 5 душ казенных мастеровых. Приписных крестьян завод не имел.

В начале XIX века на Лайских заводах действовали 4 молота, выковывалось кричного железа в год от 30 до 44 тысяч пудов. Им принадлежала заводская дача площадью (по данным Генерального межевания) в 27,1 тысяч десятин, из которых 23,5 тысячи находились под лесом. Дача не только полностью обеспечивала заводы древесным топливом, но и заготавливаемый в ней древесный уголь в больших количествах (до 4 тысяч коробов ежегодно) поставлялся Выйскому заводу. В 30–40-х годах заводовладельцами переселена на завод большая партия крепостных крестьян, купленных у графа Разумовского в Черниговской губернии. Переселенцы были поселены отдельно от местных мастеровых в общих избах, для них поставлена православная часовня, в 1842 году преобразованная в православную церковь. По-видимому, до этого времени потребности в такой церкви не было, т.к. большинство населения заводского поселка составляли староверы-раскольники.


В середине XIX века заводы подверглись значительной технической реконструкции. В 40-х годах установлены контуазские горны, в 1849 году введено пудлингование, в 50-х годах появились паровые машины. В 1859 году, накануне падения крепостного права, на заводах имелось 6 кричных горнов, 6 пудлинговых печей, 4 сварочные печи, 3 водяных колеса общей мощностью в 70 л. с., 2 паровые машины общей мощностью в 49 л. с. В 1860 году на заводских работах было занято 539 человек, выковано 23,6 тысяч пудов железа, в т.ч. полосового — 23,4 тысячи, сортового — 0,2 тысячи пудов.

Отмена крепостного права и переход на вольнонаемный труд привели к сокращению числа рабочих и уменьшению производительности заводов. В 1861 году на заводских работах находилось 512 человек, в 1863 — 406, в т.ч. на основных работах — 96, на вспомогательных — 310. В 1863 году, по сравнению с 1860 годом, число рабочих на заводе сократилось на четверть. Производство полосового и сортового железа было свернуто до минимума.

В пореформенный период (в статистических данных с 1863 года стал фигурировать один объединенный Лайский завод) кричное производство было ликвидировано, завод всецело переключен на приготовление пудлинговой красной болванки, из которой на Нижнетагильском заводе изготавливалось листовое железо. Полосового и сортового железа стало выделываться ничтожное количество (в 1863 году — 1,3 тысяч пудов, 1875 — 1,25 тысяч пудов), а позже их производство было совсем прекращено. В 1863 выковано пудлингового железа для красной болванки 210,9 тысяч пудов.

Были установлены прокатный стан и водяная турбина, увеличена мощность паровых машин. В 80-е годы старые пудлинговые и сварочные печи перестроены на газогенераторные, в качестве топлива стал использоваться каменный уголь. Выработка пудлинговой красной болванки была доведена до 450–490 тысяч пудов в год. В 1882 году оборудование завода состояло из 10 пудлинговых и 2 сварочных печей, 2 вододействующих и 1 парового молотов, 1 прокатного стана, 2 водяных колес общей мощностью в 70 л. с., 1 водяной турбины в 50 л. с., 2 паровых машин общей мощностью в 100 л. с. На заводе было занято 618 рабочих, в т.ч. на основных работах — 198, на вспомогательных — 420.

В конце XIX века сделаны новые шаги в модернизации заводского хозяйства. В конце 60-х водяные колеса демонтированы, всю энергию завод стал получать от водяной турбины и паровых машин, в 90-е число прокатных станов увеличено до трех, в 1903 установлен новый паровой молот, в 1904 году поставлен второй паровой молот в 2,5 тонн, перевезенный из Висимо-Шайтанского завода. В 1900 году изготовлено пудлинговой болванки 452,3 тысяч пудов, на заводе было занято 970 рабочих, в т.ч. на основных работах — 154, на вспомогательных — 816.

В годы экономического кризиса (1900–1903 гг.) и последующей промышленной депрессии завод начал снижать свою производительность, но все же она продолжала оставаться на достаточно высоком уровне, т.к. листовое железо и в годы кризиса продолжало пользоваться спросом на рынке.

Экономический кризис и затянувшаяся промышленная депрессия подорвали финансово-экономическое положение демидовских Нижнетагильских заводов и поставили их на грань банкротства. Заводовладельцы — наследники П.П. Демидова, князя Сан-Донато, не желая тратить деньги на поддержание деятельности старых, нерентабельных или малорентабельных заводов, взяли курс на их закрытие. Лайский завод, несмотря на ряд осуществленных на нем технических усовершенствований, оставался заводом с морально устаревшим производством и изношенным оборудованием. В августе 1909 года завод закрыт, его оборудование демонтировано.

Литература и источники:

  1. Нижнетагильские и Луньевские заводы наследников П.П. Демидова. Нижний Новгород, 1896.
  2. Кривощеков И.Я. Словарь Верхотурского уезда Пермской губ. Пермь, 1910.
  3. Гаврилов Д.В. Металлургические заводы Урала, XVII-XIX вв, Екатеринбург, 2001.
Черноисточинский
железоделательный завод
Историческая справка

Место нахождения объекта:

пос. Черноисточинск


Сохранность:
сохранились заводские корпуса с поздними перестройками, плотина. На территории завода действует креативный кластер и арт-резиденция.


Координаты:
плотина: 57.729745, 59.877441

Старейший металлургический завод Среднего Урала, один из первых демидовских заводов, входивший в Нижнетагильский посессионный горный округ Демидовых. Действовал с 1726 года до начала XX в.

Основан Акинфием Никитичем Демидовым у озера Черное, на р. Черный Исток, притоке р. Тагил, в 22 верстах к юго-западу от Нижнетагильского завода, в 120 верстах к северу от Екатеринбурга, «на порозжих и кортомленных у вогулич землях». Завод создавался в качестве вспомогательного к Нижнетагильскому чугуноплавильному и железоделательному предназначался для переработки чугуна, выплавленного его доменными печами. Завод должен был вовлечь в промышленную эксплуатацию еще не освоенные лесные массивы, располагался ближе к Усть-Уткинской пристани, с которой продукция Демидовских заводов отправлялась в центр страны, что позволяло сократить расходы на перевозку готового железа.

Разрешение на строительство завода дано Берг-коллегией в 1726, в строй действующих предприятий завод вступил в 1728 году. Первоначально в его состав входили молотовая фабрика с 4 кричными молотами, тушечная, меховая и кузница. Чугун для передела привозился гужевым транспортом из завода. Топливной базой служила приписная к заводу дача площадью (по данным середины ХIХ в.) в 44,9 тысяч десятин, из которых 40,3 тысяч — находились под лесом. Рабочие кадры завода составили различные пришлые люди, староверы-раскольники, купленные заводовладельцами крепостные крестьяне. В 1747 году, по данным 2-й ревизии, при заводе имелось 465 душ мужского пола, в т.ч.: пришлыx, положенных в оклад по переписям — 335, «не помнящих родства» — 25, «оставлених по указу» позже они были зачислены в разряд «вечноотданных») — 40, купленных в центральных губерниях и переселенных на завод крепостных крестьян — 65.

После смерти Акинфия Никитича завод в составе Нижнетагильской группы заводов достался Никите Акинфиевичу Демидову, вошел в промышленный комплекс Нижнетагильского завода, стал составной частью Нижнетагильского посессионного горного округа и оставался в его составе вплоть до своего закрытия.

Во второй половине ХVIII века завод значительно нарастил свою производственную мощность и объемы производства. Число кричных молотов с 4 в 1750 году возросло до 6 в 1770 году, 7 — в 1780 году и 8 — в 1800 году. Железа выковано в 1760 году — 53,4 тысяч пудов, в 1780 году — 60,5 тысяч, в 1800 году — 103,5 тысячи пудов, т.е. его производство за этот период увеличилось в 2 раза. Согласно генеральному описанию 1797 году, на заводе имелись уже 3 молотовые фабрики, в которых находились 14 кричных горнов, 2 колотушечных горна, 7 кричных молотов и 1 колотушечный. При заводе числилось крепостных мастеровых и работных людей душ мужского пола: собственных заводовладельца — 767, казенных — 69, всего — 838. Выковывалось полосовое железо, в небольших количествах — четырехгранное и восьмигранное. Большая часть железа отправлялась в Петербург, оттуда далее шла на экспорт.

В первой половине ХIХ века, с потерей Россией внешних рынков железа, завод переживал застой и упадок, вынужден был переориентироваться на выпуск железа для внутреннего рынка. В 20-х годах устанавливаются прокатные устройства для изготовления различных видов сортового железа. Производительность поддерживалась на уровне конца ХVIII века (выковывалось в год от 70 до 100 тысяч пудов кричного железа), но в отдельные годы она снижалась в два раза. Так в 1837 году действовали только 4 кричных молота, было выковано железа 54,3 тысяч пудов.

В 40–50-х годах начинается промышленное оживление: увеличено число кричных молотов, расширен ассортимент выпускаемой продукции, возводятся каменные корпуса заводских фабрик, кроме передела в полосовое железо собственной кричной болванки, завод крупных размерах пудлинговую болванку, доставляемую из Нижнетагильского завода. В 1850 году в трёх верстах от завода построен вспомогательный передельный Авроринский завод, в 1858 году — в двух верстах передельный Антоновский завод, прокатные устройства которых стали существенным дополнением к производственным мощностям Черноисточинского завода. В дальнейшем три этих завода действовали как единый производственный комплекс, составив значительный узел прокатного производства.

В 1859 году на основном заводе вместе со вспомогательными имелись 2 сварочные печи, 4 прокатных стана, энергетическое хозяйство составляли 22 водяных колеса общей мощностью в 485 л. с. Было выделено железа 218,6 тысяч пудов, в том числе: полосового — 38,5 тысяч пудов. В 1860 году на заводских работах было занято 1176 крепостных мастеровых и непременных работников.

Отмена крепостного права в 1861 году и переход на вольнонаемный труд сопровождались временным оттоком рабочих и сокращением производства. В 1861 году выделано железа 130,3 тысяч пудов. В 1863 на работах было занято только 623 рабочих (на основных работах — 213, на вспомогательных — 410). Но уже через несколько лет производительность вновь поднялась до размеров дореформенного времени. На заводах были осуществлены некоторые технические усовершенствования, установлены дополнительные нагревательные («калильные») печи, поставлены дровосушильные печи, на Черноисточинском заводе сооружен корпус для прокатки кубового железа, завод из болванки Нижнетагильского завода стал прокатывать листовую медь. Завод специализировался на производстве котельного железа, был установлен прокатный стан, приводившийся в действие водяной турбиной мощностью в 125 л. с. В 1875 году на заводе под руководством горного инженера К.К. Фрелиха проводились опыты по получению мартеновской стали, не давшие положительных результатов. В 1876 построены 2 сталетомительные печи, введено производство цементной стали и уклада.

В 1682 году оборудование завода состояло из 11 кричных горнов, 3 сварочных печей и 7 нагревательных («калильных»), 14 вододействующих молотов и 4 прокатных станов, движущую силу давали 19 водяных колес общей мощностью в 475 л. с. и 1 водяная турбина в 125 л. с. Паровых двигателей завод не имел. Было выковано кричной болванки 41,8 тысяч пудов, изготовлено готового железа 225,5 тысяч пудов, в т.ч.: котельного — 160,4 тысяч пудов (71,1 %), сортового — 60,3 тысяч пудов (26,8 %), листового — 4,8 тысяч пудов (2,1 %). На заводе было занято 1009 рабочих, в т.ч.: на основных работах — 236, на вспомогательных — 773.

Завод перерабатывал чугун, доставляемый из Нижнетагильского и Висимо–Шайтанского заводов, пудлинговую болванку, привозимую из Нижнетагильского и Нижнесалдинского заводов, медную болванку, получаемую из Нижнетагильского и Выйского заводов. В 1882–1883 годах построены и пущены еще 2 сталетомительные печи взамен уничтоженных таких же двух печей в Нижнесалдинском заводе. В 1887 году построен и установлен универсальный стан для прокатки котельного толстого железа, приводившийся в движение водяной турбиной в 200 л. с. В начале 90-х годов перестроена заводская плотина, пришедшая в ветхость, установлены большая сварочная печь, 2 закрытых контуазских горна, демонтированы 4 вододействующие молота, вместо них в 1894 году установлен 1 паровой молот. Число водяных колес с 19, имевшихся в 1885 году, сокращено к 1895 году до 11, число водяных турбин увеличено до 4, их общая мощность составила 410 л. с. (в 1895 году имевшиеся 11 водяных колес имели мощность в 150 л. с.).

В 1896–1897 годах установлены две новых калильных печи, ножницы для обрезки железа и меди, муфельная и калильная печи для нагрева медных листов. В 1897–1899 годах поставлен новый более мощный стан для прокатки железа, приводимый в действие паровой машиной в 200 л. с. установлена новая водяная турбина Жирара, приводившая в движение ножницы для резки металла, приобретены металлообрабатывающие станки (сверлильный, строгательный, токарный), правильный 5-вальный пресс. В 1900 году установлены — быстроходная пила и приводные ножницы для резки металла. В 1901–1902 годах прокатный стан снабжен электрическим двигателем, получавшем электрическую энергию от динамо-машины, приводившейся в движение турбиной закрытого Авроринского завода.

Появившиеся на заводе паровой молот, паровая машина, более мощные по сравнению с водяными колесами турбины, новые более мощные прокатные станы значительно повысили производственные мощности предприятия, но в целом его оборудование оставалось устаревшим и в значительной степени изношенным. Основным видом продукции являлось котельное железо, требовавшееся лишь ограниченному кругу потребителей. В 1900 году на заводе имелись 10 кричных горнов, 5 сварочных и 8 калильных печей, 8 вододействующих молотов и 1 паровой, 4 прокатных стана, 4 сталетомительных печи. Его движущую силу составляли 1 водяное колесо в 50 л. с. (в 1904 году снова действовали 9 водяных колес общей мощностью в 164 л. с.), 5 водяных турбин мощностью в 570 л. с., 1 паровая машина в 200 л. с. и 1 локомобиль в 70 л. с. Было произведено 1300 кричного железа (полупродукт) — 5,6 тысяч пудов, готового железа — 402,8 тысяч пудов, в т.ч. котельного — 313 тысяч (77,7 %). На заводе работало 740 рабочих, из них на основных работах находилось 332, на вспомогательных — 408.

Экономический кризис 1900–1903 годов и последующая промышленная депрессия выявили полную нежизнеспособность завода в новых условиях. Котельное и сортовое железо не находило сбыта. Производство котельного железа на заводе с 313 тысяч пудов в 1900 году упало в 1901 году до 175,3 тысяч пудов, т.е. за один год уменьшилось на 44 %. Общее производство готового железа с 402,8 тысяч пудов в 1900 году снизилось до 317,2 в 1902 году и 267,7 тысяч пудов в 1907 году, т.е. сократилось соответственно на 21,2 и 33,5 %. В 1908–1900 годах заводовладельцами разработан, ввиду чрезвычайных финансовых затруднений, «план реорганизации демидовских заводов», который предусматривал закрытие неперспективных, с устаревшей техникой заводов, к числу которых был отнесен и Черноисточинский завод. В 1911 году его основные цехи были остановлены. В дальнейшем в действие пускался один прокатный стан, вырабатывавший котельное железо. После Октябрьской революции 27 января 1918 года декретом Совнаркома завод вместе с другими предприятиями Нижнетагильского горного округа национализирован, но производство на нем больше не возобновлялось.

Литература и источники:

  1. Нижнетагильские и Луньевские заводы наследников П.П. Демидова. Н. Новгород. 1896.
  2. Гаврилов Д.В. Металлургические заводы Урала, XVII-XIX вв, Екатеринбург, 2001.
Авроринский
железоделательный завод
Историческая справка

Место нахождения объекта:

пос. Черноисточинск, река Чёрная


Сохранность:
завод полностью снесён, никакие признаки на местности не фиксируются.


Координаты:
(территория снесённого завода): 57.748484, 59.861026
Авроринский завод – небольшой вспомогательный (по местной терминологии — «подливной») передельный завод, фактически — один из прокатных цехов Черноисточинского железоделательного завода, действовавший в 50–70-х гг. XIX в.
Основан в 1850 управляющим Нижнетагильскими заводами А.Н. Карамзиным на маленькой речке Исток, у Черноисточинского озера-пруда, в 3 верстах от Черноисточинского завода и в 23 верстах к юго-западу от Нижнетагильского завода, с целью более рационального расходования водной энергии и увеличения производства сортового и листового железа. Назван по имени одной из тогдашних заводовладелиц — Авроры Карловны Шернваль–Демидовой–Карамзиной, вдовы Павла Николаевича Демидова, сочетавшейся вторым браком с А.Н. Карамзиным (сыном знаменитого российского историка Н.И. Карамзина, автора «Истории государства Российского»).

Завод имел плотину, в одном деревянном корпусе находились нагревательные («калильные») печи и прокатный стан, в др., тоже деревянном корпусе — сварочные печи. В 60-х гг. 19 века установлены дровосушильные печи. Завод производил около 70–90 тыс. пуд железа. Его продукция учитывалась вместе с продукцией Черноисточинского завода. Чугун для переработки привозился из Нижнетагильского завода. Заводские механизмы приводились в действие водяными колесами, позже установлена турбина. Завод действовал с перерывами, окончательно закрыт в 70-х гг. В 1889 демонтирован, его более ценное оборудование — сварочная печь Сименса, прокатный стан, железорезные ножницы — перевезено на Антоновский завод.

В 1901–1902 водяная турбина Авроринского завода приспособлена для приведения в движение динамомашины, электроэнергия от которой передавалась на Черноисточинский завод.
Литература и источники:

  1. Гаврилов Д.В. Металлургические заводы Урала, XVII-XIX вв, Екатеринбург, 2001.
Антоновский
железоделательный завод
Историческая справка

Место нахождения объекта:

пос. Антоновский


Сохранность:
сохранились фрагменты плотины, основания фундаментов зданий и подпорных стенок. Участок, где располагался завод, заболочен.


Координаты:
(плотина пруда бывшего Антоновского завода): 57.762019, 59.925176
Учреждён в середине XIX в. — небольшой вспомогательный (по местной терминологии — «подливной») передельный завод, фактически — один из прокатных цехов Черноисточинского железоделательного завода, с конца XIX в. — самостоятельный железоделательный завод, действовавший до конца 1920-х гг. Основан в 1858 вторым мужем Авроры Шернваль-Демидовой А.Н. Карамзиным в двух верстах от Черноисточинского завода на р. Черной, вытекающей из Черноисточинского озера-пруда и впадающей в р. Тагил, с целью более рационального расходования водной энергии и увеличения производства сортового и листового железа. Назван по имени управляющего тагильскими заводами Антона Кожуховского – в память о нём, умершем в 1853 году, спустя короткое время после пуска завода.
Была сооружена плотина со сливным мостом, в деревянных зданиях прокатной («катальной») и сварочной ф-к находились две нагревательные печи, два прокатных стана, три сварочные печи, движущей силой служили водяные колеса. Железа изготовлялось 90–100 тыс. пуд в год. В 1889 построен и пущен универсальный прокатный стан мощностью в 200 л.с. для выделки толстого котельного железа, построена нагревательная («калильная») печь, установлены генераторы к сварочным печам и подъемный кран. С закрытого Авроринского завода перенесены сварочная печь Сименса, прокатный стан и железорезные ножницы. В 1895 году оборудование состояло из двух листокатальных станов и гидравлического молота для проковки («прогладки») листового железа, двух нагревательных («калильных») печей, одной подогревательной газовой регенеративной печи, трех сварочных печей, одного водяного колеса и трех водяных турбин, одна из них системы Жирарда имела мощность 200 л.с.

В 1896 завод реконструирован: установлен новый прокатный стан в 200 л.с., действующий от турбины системы Лемана, пущены печь для нагрева при прокатке листовой меди и сварочная печь Сименса при прокатке железа. В 1897 завод соединен железнодорожной веткой с Черноисточинским заводом. В нач. XX в. завод специализировался на выпуске толсто- и тонкокотельного железа. Действовали листовой реверсивный стан для прокатки толстокотельного железа с производительностью до 2 тыс. пуд в сутки и малый прокатный стан для выработки тонкокотельного железа с производительностью до 1,1 тыс. пуд. Мартеновские слитки для переработки привозились с Нижнетагильского завода за 18 верст, медь для прокатки ее в тонкие листы — с Выйского завода.

Экономический кризис 1900–1903 и последующая промышленная депрессия привели к упадку производства. В 1907–1909 завод временно закрывался, затем его деятельность была снова возобновлена. Выпуск продукции (прокатанных железа и меди) составил: в 1913 — 372 тыс. пуд, в 1914 — 336, в 1915 — 281, в 1916 — 275 тыс. пуд. После Октябрьской революции завод 27 января 1918 был национализирован. В годы гражданской войны был остановлен. Вновь пущен в 1925, в 1927 преобразован в цех Нижнетагильского завода, но вскоре совсем закрыт, а его оборудование демонтировано. В настоящее время на месте завода сохранились остатки старой плотины и остатки сооружений.



Литература и источники:

1. Ляпуев К. Рассказала старая плотина // Тагильский рабочий (г. Нижний Тагил), 1985. 27 ноября.
2. Гаврилов Д.В. Металлургические заводы Урала, XVII-XIX вв, Екатеринбург, 2001.
Васильево-Шайтанский
чугуноплавильный и железоделательный завод
Историческая справка

Место нахождения объекта:

г. Первоуральск


Сохранность:
Не сохранился. На месте завода построен Инновационно-культурный центр («Шайба»). В парке центр сохранились фрагменты кирпичной и каменной кладки, относящейся к заводским зданиям XIX-начала ХХ века.


Координаты:
(заводская плотина) 56.917220, 59.932996
Один из старейших металлургических заводов Среднего Урала, до 1917 — главный завод и административный центр небольшого Шайтанского посессионного горного округа.

Основан Никитой Никитичем Демидовым на западном склоне Главного Уральского хребта, в верховьях р. Чусовой, на р. Большая Шайтанка, впадающей в р. Чусовую, близ Волчьей г. (Волчихи), в 44 верстах к северо-западу от Екатеринбурга, на "государственной пустопорожней земле". Второе название завод получил по имени Василия Никитича Демидова, старшего сына Никиты Никитича, внука основателя династии уральских горнозаводчиков Никиты Демидовича Демидова (Антуфьева). Разрешительный указ Берг-коллегии на строительство завода дан 9 июля 1730. Строительство началось в 1731, пущен завод 1 декабря 1932, когда доменная печь дала первый чугун. Сооружения завода состояли из плотины, доменной печи, кричной фабрики с 3 кричными молотами, кузницы с 6 ручными горнами. Указами Берг-коллегии 1752 и 1759 заводу отведены 34,6 тыс. десятин земли, из которых большая часть находилась под лесом. Рудной базой служили местные месторождения бурых железняков.

Производительность завода в первые десятилетия его существования была не велика. В 1732–1738 завод в ср. в год выплавлял по 16 тыс. пуд чугуна, в 40–х годовая выплавка чугуна составляла от 36 до 56 тыс., производство железа — от 24 до 37 тыс. пуд. Готовое железо отправлялось с заводской пристани на р. Чусовой водным путем в Петербург, на Макарьевскую (Нижегородскую) ярмарку и на экспорт — в "заморский торг". Рабочие кадры составляли крепостные крестьяне, переселенные из Московской, Нижегородской и Калужской губерний, а также принятые Демидовыми к себе на завод беглые, староверы-раскольники и каторжники. По значительному удельному весу последних среди населения заводского посёлка всех его жителей еще очень долго называли «каторжниками».

С расширением завода, поскольку его молотовая фабрика уже не справлялась с переделом выплавляемого домной чугуна, заводовладельцы добились разрешения построить на той же р. Большой Шайтанке, в двух верстах выше по течению, вспомогательный передельный завод, который был пущен в 1760 и получил название Верхнешайтанского завода. В дальнейшем оба завода действовали как одно предприятие, представляли собой единый производственный комплекс, их продукция учитывалась совместно. Это были заводы, отмечали современники, "действующие безраздельно и разделяющиеся между собою только особыми прудами и плотинами". С 1731 до 1759 вспомогательные работы выполняли приписанные к заводу указом Сената 658 душ муж. пола государственных крестьян с. Алтыновское и Богородское Кунгурского уезда, но затем правительство освободило крестьян от выполнения повинности и эти работы стали выполняться своими креп. или вольнонаемными людьми.

50–60-е XVIII в. завод переживал период упадка, выплавка чугуна с 66 тыс. пуд в 1750 снизилась до 41,5 тыс. в 1759 и 21,1 тыс. пуд в 1767. Финансовые затруднения вынудили Н.Н. Демидова в 1767 продать заводы гороховским купцам — братьям Е.А. и С.А. Ширяевым. В 1772 при заводах числилось 466 крепостных мастеровых и работных людей. Переход к новым владельцам не улучшил положения. Известный ученый И. Георги, проезжавший через заводы в 1773–1774, отметил: «все здесь ветхое».

Хозяйственный упадок заводов и тяжелое материальное и правовое положение крепостных мастеровых способствовали созданию социальной напряженности. В 1771 шайкой разбойников во главе с атаманом Рыжанко (А.С. Плотниковым) при содействии нескольких заводских служащих и мастеровых был убит заводовладелец Е.А. Ширяев, отличавшийся жестоким обращением с мастеровыми. В годы Советской власти были попытки авторов 1950–1970-х (писателя К.В. Боголюбова, автора повести "Атаман Золотой". Свердловск, 1965; историка А.Г. Козлова и других) квалифицировать это частное уголовное преступление как "бунт" или даже "восстание" — однако они не состоятельны.

Мастеровые и работные люди завода приняли активное участие в крестьянской войне под предводительством Е.И. Пугачева. 19 января 1774 они торжественно, с хлебом– солью встретили вступление в заводской поселок отряда повстанцев во главе с пугачевским полковником И.Н. Белобородовым. Более месяца, с 19 января по 25 февраля, завод был опорным пунктом восставших, откуда они вели наступление на Екатеринбург и Уткинский завод. Более 150 заводских мастеровых и работных людей вступили добровольно в отряд пугачевцев.

В конце XVIII в. производство было расширено: в 1779 заводы выплавили 70,5 тыс. пуд чугуна и выковал 61,4 тыс. пуд железа. При заводах числилось креп. мастеровых и работных людей: в 1782 — 519 душ муж. пола, 1796 — 619. Однако в нач. XIX в. заводы снизили свою производительность, в 1806 было выплавлено чугуна только 50,8 тыс. пуд.

В 1808, по описанию берг-инспектора П.Е. Томилова, плотина заводского пруда имела дл. 118 саж (251,8 м), ширину вверху 15 (32 м), внизу — 19 (40,5 м), высоту — 12,5 аршин (8,9 м), в полном скопе воды содержалось 7,5 аршин (5,3 м). Пруд разливался в длину на 9 верст. На заводе имелись: каменная доменная фабрика с одной доменной печью, выплавлявшей в сутки по 400 пуд чугуна, и 4 цилиндрическими деревянными мехами, приводившимися в действие водяным колесом; каменная кричная фабрика с 6 горнами, 5 кричными молотами и 7 водяными колесами: 2 — меховыми и 5 — боевыми, 8 цилиндрическими деревянными мехами; два прокатных стана — дощатый и плющильный, приводившиеся в действие 4 водяными колесами; сталетомительная печь; кузница с б ручными горнами, слесарная, меховая, кирпичный сарай и другие вспомогательные службы. Оборудование завода было устаревшим, особенно архаично выглядели его деревянные меха. На заводе ежегодно строилось от 5 до 7 барок-коломенок для сплава продукции по р. Чусовой.
Финансовое положение заводов было тяжелым. В 1808, вследствие несостоятельности заводовладельцев, заводы были взяты в казенное управление, а в 1810 их купил московский купец I-й гильдии М.Ф. Ярцев. После смерти последнего в 1828 ими владел его сын И.М. Ярцев. Новые владельцы используя свои значительные капиталы, приступили к реконструкции завода.

В 1830 построены новая доменная печь и листокатальная фабрика с 2 листопрокатными станами, преобладающей продукцией завода становится листовое кровельное железо. В 1835 пущена литейная фабрика, в которой установлена вагранка, начата отливка чугунных изделий. Предпринималась попытка введения медеплавильного производства, для чего построены 2 медеплавильные печи и 2 горна — гармахерский и шплейзофенный, но из-за трудности добычи руды и бедности медных рудников — "твердости пород и убогому содержанию металла в руде" — оно было вскоре прекращено. Ввиду нехватки рабочей силы, в 1830 заводовладельцем переселена на заводы большая партия крепостных из Таишевского (Кукмарского) медеплавильного завода Казанской губернии.

Накануне падения крепостного права, по данным 10-й ревизии (1858), при двух Шайтанских заводах числилось крепостных 2921 душа муж. пола, из них заводскими работами были заняты 1310 чел. В 1860 выплавлено чугуна 158,3 тыс. пуд, отлито 28,3 тыс. пуд чугунных изделий, выковано (вместе с Верхнешайтанским заводом) 52,7 тыс. пуд полосового и 23,9 тыс. пуд листового железа. Заводы сравнительно легко перенесли отмену в 1861 крепостного права, так как уже давно значительную часть работ (часть заводских и почти все вспомогательные) производили вольнонаемным трудом. Академик В.П. Безобразов в 1867 нашел их "в цветущем положении".

По раздельному акту 1856 заводы достались дочерям И.М. Ярцева — М.И. Кузьминой и О.И. Берг. В 1869 полковник П.В. Берг купил у Кузьминой ее часть и стал единственным владельцем заводов. Завод подвергся новой реорганизации. В 1872 установлены 2 новых прокатных стана, паровая машина к воздуходувным аппаратам, 2 паровых молота. В1873 построены листоотделочная фабрика с 2 листобойными и 2 правильными молотами и механическая мастерская, которая стала изготовлять паровые машины, котлы и механические станки. В 1882 домна переведена на горячее дутье и введено пудлинговое производство: построена пудлингово-сварочная фабрика с 4 пудлинговыми печами, 2 сварочными печами, 2 прокатными станами и паровыми молотами, приводившимися в движение 2 паровыми машинами в 80 и 5О л.с. Число кричных горнов с 6 сокращено до 2, а затем оставлен только один. На всероссийской художественно-промышленной выставке 1882 в Москве заводы "по благоустройству своему" и за рациональное ведение хозяйства награждены серебряной медалью.

Благодаря реконструкции, осуществленной в 70 – 80- х гг., завод в конце XIX в. резко увеличил свою производительность. Выплавка чугуна в пореформенный период с 158,3 тыс. пуд в 1860 увеличилась до 525,4 тыс. в 1900, т.е. возросла в 3,3 раза, изготовление железа за этот же период — с 52,7 тыс. пуд до 529,6 тыс., то есть возросло в 10 раз, листового железа — с 23,9 тыс. до 275,3 тыс. пуд, т.е. возросло в 11,5 раз. В 1900 из общ. количества готового железа листовое составляло 94 %, что свидетельствовало о высокой степени достигнутой специализации.

В 1900 на заводах уже было занято 2075 человек, в том числе 916 в черте заводской ограды, вне заводской ограды на вспомогательных работах - 1159, на куренных работах 749 и еще 328 человек работали на рудниках. В годы экономического кризиса 1900-1903 резко снизился объем производства: количество выплавленного чугуна и произведённого железа, в 2-4 раза. К 1904 году сократилось вдвое количество рабочих. Однако заводы в целом легче перенесли промышленный кризис, чем прочие уральские предприятия, так как были ориентированы на выпуск листового кровельного железа, пользовавшегося спросом и вне кризиса. Рабочие завода принимали участие в революционных событиях 1905-1907 годов.

Для преодоления финансовых трудностей владельцы заводов в 1907 создали акционерное общество «Шайтанских горных заводов», основной капитал состоял из 1,5 млн рублей, которые были поделены между братьями Берг и сестрой. Устаревшие производства решили закрыть: в 1906 –кричное, в 1911 – пудлинговое.

В период промышленного подъема 1910–1914 продолжилась модернизация заводов. В 1911 введено мартеновское производство, пущена мартеновская печь емкостью 18 т, пл. пода в 15,6 кв. м, суточной производительностью в 5 тыс. пуд. Выплавка чугуна была доведена до 664,8 тыс. пуд (1913), возрос выпуск листового железа (1913 — 376,9 тыс. пуд). Развитию завода способствовала прошедшая рядом с ним в 1911 железная дорога Пермь-Кунгур-Екатеринбург. В 1911 на заводе занято 1265 рабочих, в т.ч.: на основных работах — 915, на вспомогательных — 350.

В годы Первой мировой войны завод был привлечен к работе "на оборону". Построены штамповочный цех для изготовления артиллерийских снарядов и химический завод "Железняк", вырабатывавший серную кислоту и хромовые соединения из хромистого железняка, добываемого на Гологорском руднике, в период войны завод был переоборудован для проката цельнокатанных, преимущественно мелких труб диаметром до 65 мм с годовой производительностью в 250 –300 тыс. пуд.

После Февральской революции 1917 создан Совет рабочих депутатов, организован профсоюз металлистов. После Октябрьской революции установлен рабочий контроль, избран фабзавком, но до лета 1918 завод оставался не национализированным. Производство, не финансируемое владельцами, стало катастрофически падать. В годы гражданской войны Верхнешайтанский завод сгорел, Гологорский рудник был затоплен, Шайтанский (Нижнешайтанский) завод полуразрушен и пришел в упадок.

Завод не был обеспечен в достаточном кол-ве древесным топливом, испытывал недостаток сырья, до 60% руды приходилось привозить с Синарского и Высокогорского месторождений. Было принято решение перепрофилировать его на производство труб. Доменная печь была демонтирована, прокатные приспособлены к трубному производству, смонтированы два протяжных стана, кровельное производство ликвидировано. 28 января прокатана первая труба метровой длины, в июне получены первые дымогарные трубы для паровозов.

Постановлением Уральского бюро ВСНХ от 2 сентября 1920 завод переименован в Первый Уральский завод цельнотянутых и катанных труб (1-й Уралтрубзавод). После появления рядом с ним второго завода по производству труб — Новотрубного, завод стал называться Старотрубным. В 1973 он вошел в состав Новотрубного завода.


Литература и источники:

  1. Сосунов Н.П. О Шайтанских заводах г. Берг // Записки Уральского общества любителей естествознания. Екатеринбург. 1876. Т.З, вып.2;
  2. Топорков А.А. О Васильевско-Шайтанском заводе // Пермский край. Пермь. 1892. Т.1;
  3. Горные заводы Сергея и Василия Павловичей Берг. Екатеринбург. 1902;
  4. Мы — новотрубники. Екатеринбург. 1962;
  5. Первоуральск. Екатеринбург. 1982 (Города нашего края).
  6. Гаврилов Д.В. Металлургические заводы Урала, XVII-XIX вв, Екатеринбург, 2001.
Верхнешайтанский
железоделательный завод
Историческая справка

Место нахождения объекта:

г. Первоуральск, район «Шайтанка»


Сохранность:
Не сохранился. Сгорел в годы Гражданской войны на Урале (1918-1920 гг). Плотина перестроена в ХХ веке с устройством водопропускного шлюза из Верхне-Шайтанского в Нижне-Шайтанский пруд.


Координаты:
(бывшее место заводской плотины) 56.930100, 59.967165
Передельный металлургический завод на Среднем Урале, действовавший с середины XVIII в. до 1918, вспомогательный к Шайтанскому (Нижнешайтанскому, Васильевско-Шайтанскому) чугуноплавильному и железоделательному заводу и составлявший вместе с ним единый производственный комплекс.

Основан Никитой Никитичем Демидовым на речке Большой Шайтанке, притоке р. Чусовой, в двух верстах от Шайтанского (Нижнешайтанского, Васильевско-Шайтанского) завода вверх по течению р., в 40 верстах западу Екатеринбурга, на «государственной пустопорожней земле». В июне 1759 Н.Н. Демидов сообщил в Берг-коллегию, что Шайтанский завод не справляется с переделом выплавляемого на нем чугуна и ходатайствовал о разрешении построить на р. Шайтанке второй — молотовой, передельный завод. Разрешение на постройку завода дано Берг-коллегией 16 сентября 1759. 3авод пущен по одним данным — 21 октября 1759, по другим — в 1760. Вполне возможно, Н.Н. Демидов начал его строительство, не дожидаясь ответа на свое ходатайство, и сумел пустить вновь построенный завод уже осенью 1759.

Были построены плотина и молотовая фабрика с 2 молотами. Земляная плотина имела (по данным нач. XIX в.) длину в 135 саж. (288 м), ширину: внизу — 16 (34,1 м), вверху — 12 (25,6 м), высоту — 5 саж (1б,7 м). В «полном скопе» воды содержалось 10,5 аршин (7,5 м), пруд разлился на две версты. Чугун для передела доставлялся из Шайтанского (Нижнешайтанского, Васильевско-Шайтанского) завода, топливо — древесный уголь и дрова, завод получал из общей с Нижнешайтанским заводом лесной дачи. Выковывалось железа в год — 13–15 тыс. пуд. Продукция завода учитывалась совместно с произведенной на Нижнешайтанском заводе («вообще за оба завода»). Одновременно со строительством завода, в 1759 в трех верстах от него, на р. Ельничной, впадающей в Нижнешайтанский пруд, построена лесопильная мельница на 2 рамы, пилившая тес для постройки судов-коломенок, на которых продукция заводов сплавлялась по р. Чусовой в центр страны, и для заводских нужд.

В 1767, ввиду финансовых затруднений, Н.Н. Демидов продал оба Шайтанских завода гороховским купцам Ефиму и Сергею Ширяевым. Заводы находились в упадке, переход к новым владельцам не улучшил положения, т.к. они истратили все свои капиталы на покупку заводов и не имели средств на введение технических усовершенствований.
Во время крестьянской войны под предводительством Е.И. Пугачева завод в январе – феврале 1774 находился в руках мятежников, возглавляемых пугачевским полковником И.Н. Белобородовым, отсюда они вели наступление на Екатеринбург и Уткинский завод. Завод был остановлен и частично разрушен. Однако ущерб, нанесенный восстанием, был не очень существенным, после ухода пугачевцев уже 16 марта 1774 один из молотов завода возобновил работу.

В 1808, по описанию берг-инспектора П.Е. Томилова, на заводе имелись деревянная кричная фабрика с 2 молотами и 4 горнами с четырьмя цилиндрическими деревянными мехами, деревянная кузница с 2 ручными горнами и два амбара для хранения чугуна и железа. Ковалось полосовое железо шириною в 3 дюйма (7,62 см) и толщиною в 0,5 дюйма (1,27 см). Готовое железо отправлялось водным путем во время весеннего сплава в Петербург, на Макарьевскую (Нижегородскую) ярмарку и шло на экспорт — «в заморский торг». Энергетическое хозяйство составляли 3 водяных колеса: одно — меховое и два — боевых. Все заводские работы выполнялись крепостными мастеровыми и работными людьми заводовладельца. Приписных крестьян завод не имел. При заводе находились деревянный господский дом и 8 домов мастеровых, в которых проживали крепостные мастеровые заводовладельца, в числе 27 душ муж. пола и 34 душ жен. пола.

В 1808, вследствие финансовой несостоятельности заводовладельца А.С. Ширяева, завод был взят в казенное управление, а в 1810 его купил московский 1-й гильдии купец М.Ф. Ярцев. При нем и его наследниках производительность завода была увеличена. В 1820-х гг. число кричных молотов доведено до 3, в 1830-х гг. — до 4. Было выковано железа: в 1837 — 20 тыс. пуд, в 1851 — 33 тыс. В 1859 в одном корпусе с кричной создана листокатальная фабрика. С этого времени преобладающей продукцией завода стадо листовое кровельное железо.

Отмена крепостного права в 1861 и переход к вольнонаемному труду сопровождались сокращением числа рабочих и уменьшением объема выпускаемой продукции. С 1869 Шайтанскими заводами владели полковник П.В. Берг, женившийся на одной из дочерей И.М. Ярцева, и его наследники. В пореформенный период завод оставался небольшим, маломощным. Основное внимание заводовладельцы уделяли расширению и техническому усовершенствованию главного завода — Нижнешайтанского, а на Верхнешайтанском заводе производились лишь частичные улучшения. В 1862 старые кричные горны «немецкого образца» переделаны в контуазские, что облегчало работу занятых при них рабочих и давало некоторое сбережение топлива и материалов, повышало качество металла. В 1892 в листокатальной фабрике поставлена калильная печь с четырьмя отделениями системы Журавлева и Левитского, в 1904 газовые трехэтажные нагревательные печи перестроены на одноэтажные. Улучшились транспортные условия: в 1900 завод соединен железной дорогой со станции Тарасково Пермской железной дороги, в 1911 рядом с Шайтанскими заводами прошла железная дорога Пермь – Кунгур – Екатеринбург.

Экономический кризис 1900 – 1903 и последующую промышленную депрессию завод перенес легче других уральских заводов, так как был специализирован на производстве листового кровельного железа, пользовавшегося спросом и в годы кризиса. Однако оборудование завода устарело, было изношено, завод становился все менее рентабельным.

После Октябрьской революции 1917 завод не был национализирован. С развязыванием гражданской войны и приближением военных действий летом 1918 остановлен. В период гражданской войны завод сгорел и больше не восстанавливался.


Литература и источники:

  1. Горные заводы Сергея и Василия Павловичей Берг. Екатеринбург. 1902;
  2. Первоуральск. Екатеринбург. 1982 (Города нашего края).
  3. Гаврилов Д.В. Металлургические заводы Урала, XVII-XIX вв, Екатеринбург, 2001.
Шайтанский
железоделательный завод
Историческая справка

Место нахождения объекта:

село Чусовое («Шайтанка»)


Сохранность:
Не сохранился. Закрыт в 1908 году, в течение нескольких лет разрушен. Сохранились фрагменты фундаментов и части стен заводских строений.


Координаты:
(заводская плотина) 57.340442, 59.247618
Небольшое металлургическое предприятие, действовавшее на Среднем Урале, в Верх-Исетском горном округе с 20-х гг. XVIII в. до 1908.

Построен Акинфием Никитичем Демидовым в 1727 по указу Берг-коллегии на р. Шайтанке, притоке р. Чусовой, на пожалованной Невьянскому заводу земле в Верхотурском уезде, в 110 верстах от Екатеринбурга, в 130 верстах от Красноуфимска. Причиной строительства завода стал быстрый рост чугуноплавильного производства на предприятиях А.Н. Демидова, что повлекло за собой сооружение ряда передельных заводов. Пущен 1 сентября 1727 с двумя молотами. Чугун поступал с Уткинского (Староуткинского) завода. В 1745 предприятие перешло к сыновьям А.Н. Демидова, в 1758 стало собственностью П.А. Демидова. Недостаток воды в заводском пруду не позволял значительно увеличить объем производства, поэтому производственные мощности не наращивались. Из-за недостатка гидроэнергии завод действовал ограниченное время. В 1760 на предприятии действовали 2 молота: произведено 9,4 тыс. пуд железа.

При заводе имелось 2 пильных мельницы для производства материала на строительство барок-коломенок. Устроенная в непосредственной близости к Шайтанскому заводу пристань и обусловила дальнейшее существование малопродуктивного и нерентабельного металлургического производства. Зачастую основной продукцией завода становился не металл, а лес – тёс для строительства барок, на которых сплавляли по Чусовой продукцию Васильево-Шайтанского (Нижнешайтанского) и Верхнешайтанского, а также других заводов.

10 января 1769 завод куплен Саввой Яковлевым. В 1770 в молотовой фабрике имелось 3 молота. В начале 1770–х в распоряжении завода было 300 мастеровых и работных людей, в том числе 271 крепостной крестьянин. Приписных крестьян при заводе не было. В 1771 существовало 4 кричных горна и 3 боевых молота, в том числе 1 запасной.

В 1780 действовали 4 кричных горна и 2 молота: произведено 0,8 тыс. пуд железа. Продукция шла на местные расходы. В 1787 заводовладельцем стал И.С. Яковлев. В 1797 существовала 1 молотовая фабрика с 4 кричными горнами и 2 кричными молотами. В распоряжении завода имелось 399 мастеровых и работных людей из крепостных крестьян. Завод не имел собственной лесной дачи и рудной базы. Чугун поступал с заводов Верхисетского горного округа.

В начале XIX в. завод являлся собственностью А.И. Яковлева, при котором никаких существенных изменений в его жизнедеятельности не произошло. Завод по-прежнему производил кричное железо: в 1800 выковано 8,6 тыс. пуд, в 1807 — 10,8, в 1815 — 3,7, в 1823 — 2,1, в 1834 — 8,7 тыс. пуд. Основным сдерживающим фактором для наращивания объема производства являлось маловодье заводского пруда. В 1841 в молотовой фабрике имелось 2 кричных горна на 4 огня, 4 молота, 1 четырехцилиндровая воздуходувная машина, приводимая в движение водяным колесом. Фабрика действовала всего 42 рабочих дня: переделано 7,3 тыс. пуд чугуна и 0,8 тыс. пуд обрезков, получено 4,7 тыс. пуд широкополосного и 1,1 тыс. пуд дельного железа. В 1859 завод стал собственностью И.А. Яковлева и Н.А. Стенбок-Фермор.
В 1859 на заводе действовали 1 слесарный, 2 гвоздарных, 4 кричных и 7 кузнечных горнов. В качестве двигателей использовались 6 водяных колес. В 1859 произведено 6,1 тыс. пуд кричного железа и 1,8 тыс. пуд гвоздей. В 1860 на заводе существовали фабрики: кричная с 2 кричными полными горнами и 2 полными кричными молотами, гвоздильная с 2 гвоздильными горнами и 6 гвоздильными молотками, кузница с 3 горнами, слесарная с 1 горн. В 1860 произведено 9,0 тыс. пуд кричного железа и 1,5 тыс. пуд гвоздей, в 1861 — 7,9 тыс. пуд кричного железа и 1,9 тыс. пуд гвоздей. Трудовой коллектив в 1860 состоял из 80 чел., в 1861 из 93.

В 1862 на заводе трудился 121 чел. В 1862 завод стал собственностью Н.А. Стенбок-Фермор, при которой наметилась тенденция к медленному росту объема производства. В 1862 произведено 16,5 тыс. пуд кричного железа и 1,4 тыс. пуд гвоздей. В 1863 на заводе имелись 2 кричных горна на 4 огня, 2 кузнечных и 2 гвоздильных горна. Энергетическое хозяйство состояло из 8 водяных колес общей мощностью в 85 л.с. На основных работах трудилось 55 чел., на вспомогательных —123. Чугун поступал с Верхисетского и Уткинского заводов: в 1863 привезено 25,1 тыс. пуд, из которых сделано 18,9 тыс. пуд кричной болванки. Кричная болванка частично использовалась для приготовления гвоздей, а большей частью поступала на Уткинский завод для производства полосового железа. В конце 1860-х — 1870-х производственные мощности практически не обновлялись.

В 1882 на заводе внедрен контуазский способ кричного производства. В 1885 действовали 3 кричных горна, 1 калильная печь, 3 кузнечных горна: произведено 1,2 тыс. пуд кричного болваночного, 6,2 тыс. пуд кричного полосового и сортового, 0,4 тыс. пуд полосового. Кроме того, получено 1,8 тыс. пуд железных изделий. В 1890 действовали 4 кричных горна, 5 вододействующих и 2 паровых молота: произведено 39,2 тыс. пуд кричного железа, из которого получено 6 тыс. пуд готового железа. В 1891–1892 установлены новый кричный паровой молот и турбина с приводом к лесорезному стану. В 1895 произведено 70 тыс. пуд кричного железа, которое полностью отправлено для передела на др. заводы Верхисетского горного округа.

В 1899 завод перешел к семейно-паевому товариществу наследников графини Н.А. Стенбок-Фермор. В 1899 основные производственные мощности состояли из 4 кричных горнов, 5 вододействующих и 2 паровых молотов: произведено 78,9 тыс. пуд кричного железа и 0,6 тыс. пуд готового. Энергетическое хозяйство составляли 1 водяное колесо в 10 л.с. и 1 турбина в 30 л.с. На основных работах трудилось 45 чел., на вспомогательных — 219. Дрова и древесный уголь поступали из дачи Верхнейвинского завода. В нач. XX в. наметилась слабая тенденция к обновлению производственных мощностей: в 1901 построены паровой котел, 1 кричный горн с 2 огнями и 1 кричный паровой молот, завод соединен телефонной связью с другими предприятиями округа. В 1905 на заводе действовали 6 кричных горнов, 3 водяных молота. Энергетическое хозяйство составляли 1 водяное колесо в 10 л.с. и 1 паровая машина в 15 л.с. Трудовой коллектив состоял из 20 основных рабочих из 20 вспомогательных. Промышленный кризис, сопровождавшийся падением спроса на продукцию Верхисетского округа, привел к падению производства завода. Прежде всего это коснулось кричного железа: в 1900 произведено 67,2 тыс. пуд, в 1905 — 24 тыс. пуд. Производство готового железа оставалось примерно на одном уровне.

Руководство округа, стараясь сократить накладные расходы, в 1907–1908 закрыло завод. К тому же, сплав из Шайтанской пристани, на которую в том числе «работал» завод, прекратился в связи с появлением железной дороги. В течение 2-3 лет завод был разрушен.


Литература и источники:

  1. Н.С. Корепанов., В.П. Микитюк. Металлургические заводы Урала, XVII-XIX вв, Екатеринбург, 2001.
Шайтанская
пристань
Историческая справка

Место нахождения объекта:

село Чусовое («Шайтанка»)


Сохранность:
Не сохранилась. Возможно обнаружение фрагментов деревянных строений пристани. Сохранилась опорная стенка из тесаного камня, сооруженная во время перестройки пристани в 1816 году.


Координаты:
(выход из гавани в Чусовую) 57.342064, 59.248476
Утверждается, что село Старо-Шайтанское (ныне — Чусовое) было основано Демидовыми в 1721 году как пристань для отправки своих грузов в Россию. Небольшую таёжную речку Шайтанку, что впадает в Чусовую, перекрыла плотина, построенная руками старообрядцев из деревни-скита Непряхино, стоявшей на Шайтанке уже как минимум несколько десятилетий. Плотина образовала небольшой пруд длиной в 1,5 км, давший рабочую воду для пильной мельницы.
Здесь готовился пиломатериал для плотбища, где работались барки для весеннего сплава. Отсюда каждую весну уходили вниз по реке до 60 барок с железной продукцией Невьянского, Васильево-Шайтанского (Нижнешайтанского) и Верхнешайтанского, а также других заводов грузоподъемностью около 200 тонн каждая. К пристани было приписано несколько горных округов, которые отправляли свою продукцию из Шайтанки. В частности, Шайтанская заводская контора строила из собственного леса, конопатила и комплектовала коломенки по заказу Невьянской заводской конторы c последующей оплатой заказчиком выставленных счетов. Для примера, за период с 1865 по 1879 год с перерывами было изготовлено 127 коломенок, причем наибольшее число коломенок (17 шт.) пришлось на 1873 год, а за 1879 год их число составило 10 шт.

В 1816 году обветшавшая деревянная пристань была реконструирована, у пристани была построена новая опорная стенка из тесаного камня. Обсечка камня, битье свай и кладка стены производились в мае — июле 1816 года заводскими и вольнонаемными работниками в процессе устройства новой гавани при Шайтанском заводе. Одновременно осуществлялась перестройка обветшавшего шлюза в старой гавани. Строительство новой гавани и каменной стены не были завершены, предположительно, из-за дороговизны всего проекта. В дальнейшем второй прорез в плотине и канал использовали лишь как вешняк для сброса из пруда паводковой воды, а каменная стена играла роль подпорной стенки, предохраняющей берег канала от размыва.

Железная дорога, пришедшая на Урал в 1878 году, со временем уничтожила сплав железных караванов и остановила работу Шайтанской пристани. Впрочем, немногочисленное количество продукции металлургических заводов (в частности, Сылвенского) с Шайтанской пристани отправлялось вниз по Чусовой вплоть до начала ХХ века.


Литература и источники:

  1. Кафенгауз Б.Б. История хозяйства Демидовых в XVIII – XIX вв. Изд. АН СССР, 1949
  2. Борис Петров. Село Чусовое. История и география (брошюра)
  3. Геннадий Николаев, Павел Распопов. Исторические загадки села Чусовое.
Быньговский
железоделательный завод
Историческая справка

Место нахождения объекта:

село Быньги


Сохранность:
Завод не сохранился. Не сохранился даже заводской пруд, выпущенный еще в XIX веке. «След» существования завода – храм Николая Чудотворца. Чугунный пол в храме, железные рамы купола и стропила в нём – продукция завода.


Координаты:
(бывшая заводская плотина) 57.534856, 60.285656
Один из первых уральских демидовских заводов, действовавший в XVIII — первой половине XIX в.

Основан Никитой Демидовичем Антуфьевым-Демидовым в 7 верстах к северо-востоку от Невьянского завода, вниз по течению р. Нейвы, на мысе, образуемом слиянием с Нейвой р. Быньги. Предназначался для передела в железо чугуна Невьянского завода, перерабатывающие мощности которого не справлялись с выковкой чугуна, выплавляемого его доменными печами. Со дня основания создавался в качестве вспомогательного к Невьянскому заводу и составлял вместе с ним единый промышленный комплекс. Строительство завода началось в 1716, пуск завода состоялся в 1718.

Заводская плотина, по описаниям конца XVIII в., имела в длину 140 саж (298,7 м), в ширину — 21 (44,8 м), в высоту — 5 саж (10,7 м), в конце плотины, по другую сторону мыса, от устья Быньги шла земляная насыпь длиной в 150 саж (320 м), шириной в 4 саж (8,5 м), высотой в 3 аршина (2,1 м), сквозь которую был устроен вешнячный прорез со сливным мостом и водовод к лесопильной мельнице. Плотина была втрое больше, чем на Невьянском заводе, образовывала громадный пруд, простиравшийся в длину на 6 верст и лишь да одну версту не доходивший до Невьянского завода. Вода в пруду всегда имелась в избытке, что позволяло заводу работать круглый год на полную мощность. По данным начала XIX в. (1807), общая длина заводской плотины составляла 318 саж (678,5 м), ширина у основания равнялась 20 (42,7 м), по верху — 18 саж (38,4 м), выс. — 5 аршин (3,5 м), напор воды у прореза при «полном скопе воды» составлял 4,5 аршина (3,2 м).

Завод сразу создавался очень мощным, при пуске имел 12 действующих молотов, позже их число было увеличено. В 1734 на заводе выковано 70 тыс. пуд железа, в 1747–1749 ежегодно в среднем выковывалось по 76,3 тыс., в 1750–1752 — по 82 тыс. пуд. Производилось почти исключительно полосовое («полосное») железо. Так, из 76335 пуд железа, ежегодно выковываемого в 1747–1749, составляли: полосовое — 70088 пуд (91,8 %), четверогранное — 2004 (2,6 %), восьмигранное — 959 (1,3 %), связное — 3284 пуд (4,3 %). Предпринимались попытки создать при заводе другого производства. В 1731 пущена «косная фабрика», изготовлявшая из стали-«уклада» косы, в 1739 — построена «латунная фабрика», выпускавшая из привозимой из Суксунского завода меди латунные плиты, листовую латунь и посуду. Однако, ради сохранения имевшихся близ завода лесов («для прочности лесов другими при том Быньговском заводе фабрикам»), в 1738 производство кос перенесено на Лайский завод, а латунная фабрика вскоре же после ее постройки переведена на Шайтанский завод.

Академик И. Гмелин, осматривавший завод в 1742, отметил хорошую обеспеченность его водными ресурсами: на заводе было столько воды, что много ее «пропадало даром», чтобы избавиться от избытка воды был проведен отводной канал. В заводе имелись 4 молотовых фабрики, выковывавшие полосовое железо, 3 мастерских для изготовления листового железа, мастерская для пр-ва стали, латунная фабрика, мастерская для изготовления глиняных плавильных форм, а также кожевенный завод и лесопильная мельница.

После смерти в 1745 Акинфия Никитича Демидова, по разделу 1758, завод достался его сыну Прокофию Акинфиевичу, который, не проявил охоты «к размножению и содержанию заводов» и в 1769 продал его вместе с др. своими заводами Савве Яковлевичу Яковлеву (Собакину). Согласно «Книги мемориальной» Г. Махотина, составленной в 1767–1770, на заводе находились большекричная молотовая фабрика с 4 горнами и 2 молотами, 6 молотовых фабрик, 1 дощатая фабрика для производства кровельного железа и стали (уклада), на этих 8 основных фабриках было 40 горнов и 20 молотов. Кроме того, имелись кузница с 10 кузнечными горнами и недействующая фабрика, где прежде происходила плавка «зеленой меди». Распад огромной демидовской вотчины не пошел на пользу заводу. Отрицательно на его деятельности сказалось также обнаружившееся уже в конце ХVIII в. истощение лесов в заводской даче в результате их интенсивной эксплуатации.


В 1784 по разделу наследства завод перешел к Петру Саввичу Яковлеву, в руках которого и его наследников он находился вплоть до закрытия. Новые владельцы расширили производство, внедрили некоторые технические усовершенствования. Было изготовлено железа: в 1760 — 113,2 тыс. пуд, в 1780 — 140,1, в 1800 — 147,7 тыс. пуд. Завод оставался одним из самых мощных уральских передельных заводов. По 5-й ревизии (1794) за заводом числилось крепостных мастеровых и работных людей 1657 душ мужского пола, среди, которых было 128 казенных мастеровых, 808 вечноотданных, 721 собственных, владельческих. Заводскими работами были заняты 1172 чел. Имелись 32 приписных крестьянина, которые жили при заводе. По Генеральному описанию 1797 на заводе значились: молотовых фабрик — 7, горнов: кричных — 20, якорных — 2, молотов: кричных — 10, якорный — 1, для пробивки листового железа — 1, а также 4 медеплавильных горна (по-видимому, не действовавшие). Мастеровых и работных людей за заводом считалось 1284 человек.

По местной легенде, Петр Яковлев пообещал построить в Быньгах «храм невиданной красоты», ежели завод по разделу наследства перейдет к нему и слово своё сдержал. В 1789 Свято-Николаевский храм был заложен, а в 1797 достроен и освящен. Сегодня это уникальное сооружение православной архитектуры для Свердловской области: во-первых, в регионе очень мало сохранившихся каменных храмов XVIII века, во-вторых, необычен стиль – ранний классицизм с элементами барокко, в-третьих – на колокольне разместили часы! Колокола отбивали четверти, получасы и часы, как и куранты Невьянской башни.

Здание храма каменное, центрического типа, со сложными очертаниями плана. Квадрату приданы четыре трёхгранных выступа с диагональными боковыми стенами. Вместе со срезанными углами самого квадрата и примыкающей с запада колокольней возникает оригинальная двадцатигранная конфигурация, в которой прямые углы имеет только основание колокольни. В храме постлан необычный для церковных строений узорчатый чугунный пол.

На рубеже XVIII–ХIХ вв. завод подвергся значительной перестройке: были возведены две каменные кричные фабрики, в которых находились действующих 12 молотов и 12 горнов и столько же запасных — 12 молотов и 12 горнов. При горнах были установлены цилиндрические чугунные воздуходувки — новейшее достижение уральской горнозаводской техники того времени. Действовали два дощатых боевых молота и один гладильный, сталеделательные горн и молот. Энергетическое хозяйство составляли 45 водяных колес: боевых — 31, меховых — 14. Железо ковалось полосовое, дощатое и листовое. Выделка железа в 1797–1806 колебалась от 94 до 170 тыс. пуд в год, среднегодовая выплавка в этот период составила 138 тыс. пуд.

В первой половине XIX в. производительность завода не поднималась выше достигнутого в конце XVIII в. уровня, производственные мощности завода оставались не использованными, техника не обновлялась и устаревала. Было выделано железа в 1823 — 161 тыс. пуд, в 1827 — 135 тыс., в 1860 — 123,3 тыс. пуд. Производство было экономически малоэффективным: угар чугуна при переделе его в железо составлял 32,3%, на 1 куб. аршин угля выковывалось всего 37 фунтов железа — почти в два раза меньше, чем на передовых заводах. На заводе сохранялось устаревшее кричное производство, единственным видом двигателей вплоть до 60-х гг. XIX в., т.е. до закрытия завода, оставались водяные колеса. В 1859 основное оборудование составляли 24 кричных горна и 24 водяные колеса общей мощностью в 400 л.с. На заводе было занято в работах в 1860 1480 крепостных мастеровых, в 1861 — 1513.

Истощение лесных дач в Невьянском округе и невозможность не только увеличения, но и поддержания выплавки чугуна на прежнем уровне, устарелость и изношенность, обветшание оборудования сделали существование завода нецелесообразным. Окончательный удар по заводу нанесли отмена в 1861 крепостного права и переход к вольнонаемному труду, сделавшие продолжение производства совершено невозможным.

В конце 1863 завод закрыт и в дальнейшем не возобновлял своей деятельности. Оборудование было демонтировано, пруд выпущен и на его месте стали разрабатывать золотые россыпи.

Храм Николая Чудотворца в Быньгах в годы советской власти не был разграблен. Кратковременно храм был закрыт в 1930 г., но, спустя некоторое время, по решению ВЦИК, был вновь открыт. С 1939 по 1944 гг. богослужения в храме не совершались из-за отсутствия священника, хотя юридически церковь не закрывалась. Несмотря на то, что двери храма были закрыты, все церковное имущество осталось на месте. 4 сентября 1941 г. исполком Невьянского райсовета принял решение о передаче здания церкви под пионерский клуб. Но это решение так и не было воплощено в жизнь, и с 1944 богослужения возобновились.

Второй храм в селе Быньги – в честь Казанской иконы Божьей Матери - расположен в восточной части села на левом берегу реки Нейвы. На месте нынешнего храма в 1795 году была воздвигнута деревянная часовня, относящаяся к раскольническому течению. 8 июля 1847 года передана единоверческой церкви. Старый ветхий храм снесён и в 1852 году началось строительство каменного здания. Освящён в 1871 году во имя Казанской иконы Божией Матери. В 1930-е заброшен и разграблен, в 2000-е годы восстановлен.
Интересные факты:
Быньговский завод обладал одним из самых больших заводских прудов – он простирался от Быньгов до Невьянска. После остановки завода и спуска заводского пруда на его месте образовалось множество прудков и велась добыча россыпного золота.
Быньговский завод в первые годы своего существования выпускал нетипичную для демидовских заводов продукцию – косы. Позднее производство кос было перенесено на Лайские заводы Демидовых.
Храм «невиданной красоты» в Быньгах обещал построить будущий владелец завода Пётр Саввич Яковлев в случае, если предприятие достанется ему после раздела наследства. Обещание выполнил. Храм св. Николая Чудотворца, действительно, получился одним из самых красивых и необычных в регионе.
Храм св. Николая Чудотворца в селе Быньги – один из немногих сохранившихся на территории Свердловской области каменных храмов XVIII века. Обладает уникальной архитектурой: ранний классицизм с элементами барокко. На колокольне установлены часы.
Литература и источники:

  1. Гаврилов Д.В. Металлургические заводы Урала, XVII-XIX вв, Екатеринбург, 2001.
  2. М. Рафиков. Ружья делаем, а косу не умеем? История Нижнего Тагила от основания до наших дней // http://historyntagil.ru
  3. Ревизская сказка Быньговского завода 1747 года. РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 584.
  4. История храма. Сайт Нижнетагильской епархии. Южное благочиние.
Невьянский
чугуноплавильный и железоделательный завод
Историческая справка

Место нахождения объекта:

г. Невьянск


Сохранность:
сохранилась плотина заводского пруда и отдельные сооружения на территории завода (доступ ограничен – «закрытое» военное предприятие). Невьянская наклонная башня – «ровесник» завода, построена в 1725-1732 годах.


Координаты:
(плотина заводского пруда) 57.490296, 60.226374
Старейший металлургический завод Урала, один из первенцев уральской доменной металлургии, «дедушка уральских заводов», положивший начало в регионе грандиозному демидовскому промышленному комплексу ХVIII — начала XX вв., в настоящее время — крупное предприятие военно-промышленного комплекса.

Завод с самого начала создавался как военное предприятие, призванное снабжать российскую армию и военно-морской флот предметами вооружения. Указами Петра I от 10 мая и 15 июня 1697 пр-во поручено верхотурскому воеводе на р. Тагиле и р. Невье, где «сыскана железная руда», «построить и завесть большой железный завод», чтобы «лить пушки и гранаты и всякое ружье», а также изготавливать железо — связное, прутовое, дощатое, цренное и кровельное. Однако, в связи с неясностью в то время военно-политической обстановки в Западной Европе, «было велено», до нового указа и присылки мастеров, к постройке не приступать. Указ последовал 23 апреля 1699, первые 40 мастеров и подмастерьев из Москвы прибыли 14 марта 1700. Строительство началось весной 1700, работали крестьяне 15 слобод в количестве 1500 чел., из них 312 конных. Стройкой руководил верхотурский «служилый человек» М. Бибиков, в 1701 его сменил московский, «мастер плотинного и доменного строения» С. Викулин. К концу 1701 построены: плотина длиной в 101,3 саж. (216,2 м), шириной в 15 (32 м) и высотой в 3 саж. (6,4 м), доменная печь высотой в 13,5 аршин (9,6 м), кричная фабрика с двумя горнами при одном молоте, кузница, амбары, дома и избы для мастеровых и служащих.

15 декабря 1701 получен первый чугун, 8 января 1702 выковано первое железо. Строились вторая домна и вторая кричная фабрика, «вертельня» для сверления орудий. Однако среди строителей выявилось «нерадение», происходили «крамолы, свары и ссоры многие», завод постигли «остановка и поруха», качество построек было неудовлетворительное. 4 марта 1702 недостроенный завод указом Петра I передан «со всем строением и припасами» в частную собственность тульскому заводчику, известному специалисту в области металлургии и оружейного дела Никите Антуфьеву-Демидову с условием, чтобы он работал «про его великого государя артиллерию и всего войска потребы», поставлял воинские припасы по более низким ценам, чем другие заводчики, а также уплатил в рассрочку стоимость возведенных построек. Демидову было «делать велено пушки, мортиры, фузеи, сабли, тесаки, палаши, копья, латы, шишаки, проволоку, сталь и иные снасти». Помимо желания быстрее увеличить производство военной продукции, решение о передаче завода было вызвано стремлением Петра I привлечь энергичного Никиту Демидова к перспективному развитию металлургического производства на богатом природными ресурсами Урале, соответствовало промышленной политике Петра I, направленной на поощрение частного промышленного предпринимательства.

Демидов выявил недостатки в строительстве завода: первая домна оказалась неисправной, в 1703 размыло плотину. Демидову пришлось не только достраивать, но и перестраивать заводские сооружения, чем занялись привезенные из Тулы мастеровые, возглавляемые тульским мастером С. Трегубовым. В 1716 доменную печь перестроил мастер Ф. Казанцев, в 1717 пущена вторая домна. Рабочие кадры завода формировались за счет переведенных с тульских заводов мастеров, купленных Демидовыми в центральных губерниях крепостных крестьян, нелегального приема беглых, пришлых, сходцев, беспаспортных, раскольников, позднее зачисленных ревизиями в подушный оклад. По ходатайству Н. Демидова, указом от 9 января 1703, для выполнения вспомогательных работ по заготовке руды, дров, древесного угля и других припасов, к заводу приписаны государственные крестьяне Аятской и Краснопольской слобод и монастырские крестьяне с. Покровского в числе 917 душ мужского пола.

Завод был окружен четырехугольной бревенчатой крепостью с 7 башнями и 3 воротами. Внутри нее, кроме производственных зданий, находились: господский двор с каменными палатами, заводская контора, кладовые, «людские», церковь и построенная в 1725 – 1732 каменная колокольня высотой в 27 саж. (57,6 м) с установленными на ней английскими часами-курантами стоимостью в 5 тыс. руб. (все производственные здания и сооружения завода тогда оценивались в 30,2 тыс. руб.), наклонившаяся в сторону (по-видимому, вследствие какой-то ошибки строивших ее каменщиков) — знаменитая, сохранившаяся до наших дней «Невьянская наклонная башня», окруженная до сих пор множеством тайн, преданий и легенд. За крепостью («острогом») располагались дома мастеровых и работных людей.

Невьянский завод сразу же превратился в самый крупный металлургический завод России и сохранял это положение в течение всей первой четверти XVIII в. Уже в первые гг. он выплавлял чугуна больше, чем все Тульско-Каширские заводы, вместе взятые. Невьянские домны в 1730-х гг. давали в сутки от 220 до 280 пуд чугуна, первая домна могла выплавлять до 400 пуд, они были крупнее, производительнее и экономичнее самых большие английских и лучших шведских домен того времени. В середине XVIII в. «старанием» приказчиков Ф. и Г. Махотиных построена доменная печь высотой в 19 аршин (13,5 м) — «царь-домна», тогда самая большая в мире, имевшая две фурмы для дутья, а не одну, как принято было в то время. Поскольку производственные мощности завода не могли справляться с переработкой всего выплавленного чугуна, уже вскоре после основания Невьянского завода вблизи него, в 5 и 7 верстах, построены вспомогательные передельные заводы — Шуралинский (1716) и Быньговский (1718). С 1716 завод стал экспортировать железо в Западную Европу. В 1717 он выплавил 204,5 тыс. пуд чугуна и изготовил 100,2 тыс. пуд кованного железа.

На заводе раньше, чем в Западной Европе, были установлены прокатные станы простейшей конструкции — «плющильные машины». Велась очистка черновой меди, доставлявшейся с Колывано-Воскресенского завода. В 30 – 40-х гг. XVIII в., кроме предметов вооружения, полосового железа, медных досок, завод изготавливал якоря, косы, молоты, наковальни, отливал колокола весом до 200 пуд и посуду. В 1784 завод имел 4 доменных печи, из них действовала одна; для расковки железа использовались 6 горнов и 3 молота; выделка дощатого железа и медных досок велась под 6 молотами и в 5 горнах; изготовление «уклада» (сыродутной стали) — в 6 горнах и под 2 колотушечными горнами; в якорной фабрике было 4 горна и 3 молота, действовали медеплавильные печи. В заводе насчитывалось 15 «фабрик» (цехов), не считая ручных кузниц, 25 горнов и 16 вододействующих молотов. В середине XVIII в. на заводе появились, тоже раньше, чем в Западной Европе, углевыжигательные печи, в которые вмещалось сразу по 45 куб. саж куренных дров с выходом до 220 – 230 коробов древесного угля. По данным второй ревизии (1747), при заводе числилось крепостных мастеровых и работных людей: купленных заводовладельцами — 1042, положенных в оклад по первой ревизии — 2018, «не помнящих родства» — 172, оставленных по указу — 158, а всего 3390 душ муж. пола.

Основную продукцию завода, со дня его основания до 1779, на протяжении почти всего XVIII в., составляли артиллерийские орудия, снаряды, якоря, железо для военных ведомств. Уже в 1702 завод получил заказ отлить 400 пушек, 10 мортир, 1000 фузей и по 1000 ядер к каждой пушке. Было изготовлено артиллерийских орудий: в 1703 — 54, 1704 — 34, 1705 — 19, в 1706 — 7, а всего за первые пять лет существования завода — 114. Царским указом от 19 января 1705 предписано выплавку пушек на уральских заводах прекратить (очевидно, из-за низкого качества орудий), но они были обязаны продолжать производство артиллерийских снарядов и железа для военных нужд. С 1702 по 1718 изготовлено на заводе артиллерийских снарядов (бомб, гранат, ядер, картечи) 908,7 тыс. штук – без малого, миллион! Готовая продукция отвозилась к чусовским пристаням, а весной по р. Чусовой, Каме и Волге сплавлялась в центральные районы страны и в Санкт-Петербург. Только караваном 1706 отправлено 26 пушек, 4 мортиры, 3350 ядер, 7400 бомб, 27400 ручных гранат, 18925 пуд полосового железа.

Указом от 5 июля 1718 Демидову предписано «повсягодно» поставлять Адмиралтейству по 47,7 тыс. пуд железа, то есть почти всю годовую выковку готового железа в 30 – 40-е гг. XVIII в., причем запрещалось принимать его от других заводов «за негодностью» — из-за более низкого качества. Эпизодически, по особым правительственным заказам, продолжалась отливка артиллерийских орудий и других военных припасов. Было поставлено Адмиралтейству: в 1721 — 22 пушки, в 1727 — 137, в 1728 — 15 пушек, по заказу 1742 — 413 пушек и ядра к ним, в 1739 – 1747 — 1744 штук якорей. Обязательные поставки с частных заводов отменены Манифестом 21 мая 1779. О росте поставок продукции завода казне и на рынок свидетельствует число судов, отправленных заводом в весенних караванах: в 1706 — 7, 1723 — 13, 1733 — 37, 1745 — 62. При Никите и Акинфии Никитиче Демидовых Невьянский завод, являвшийся их резиденцией, центром горнозаводской вотчины, пережил период наивысшего расцвета.

После смерти в 1745 Акинфия Демидова его владения были разделены между тремя его сыновьями, причем Невьянская часть досталась старшему сыну Прокофию, мало интересовавшемуся заводскими делами, который в 1769 продал все свои заводы, в т.ч. и Невьянский, Савве Яковлевичу Яковлеву (Собакину), в руках потомков которого завод находился до начала XX в. Ко времени перехода завода в руки С.С. Яковлева, согласно описания «Книги мемориальной», составленной Г. .Махотиным в 1767 – 1770, окружавшая завод деревянная крепость еще сохранялась, хотя была уже «местами ветхая». Построенная «в давних годех» плотина имела длину в 102 саж. (217,6 м), ширину поверху — 18 саж. (38,4 м), высоту — 4 саж. 1 аршин (9,2 м), в ней были вешнячный и два ларевых прореза. В доменной фабрике находились две домны: одна — знаменитая «царь-домна» высотой в 19 аршин (13,5 м), вторая — высотой в 13 аршин (9,2 м) и два рудобойных молота. В молотовой «большекричной» фабрике, длиной 40 саж. (85,3 м) и шириной 6 (12,8 м) помещались 2 горна с 2 молотами; в обширном корпусе в 58 саж. длиной (123,7 м) и 8 шириной (17,1 м), располагались три молотовые фабрики с 12 кричными горнами и 10 молотами. Дощатая фабрика имела 4 горна и 4 молота. Кроме того, были плющильная, резная, укладная фабрики, «молотобойная» фабрика для изготовления молотов, под одной крышей — 7 кузниц с 45 горнами, слесарная, столярная и «меховая» (изготовлявшая меха для вдувания воздуха в печи) фабрики, канатнопрядильный амбар, пильная и мукомольная мельницы и др. Медеплавильное производство и изготовление колоколов и медной посуды к тому времени были прекращены. В общем счете, техническое оборудование завода состояло из 2 домен, 96 горнов и печей, 22 молотов и 10 станов. По сути, это был комбинат, который помимо основного металлургического производства, имел множество вспомогательных, изготовлял молоты, меха, инструменты, канаты, выделывал кирпич и т.п. Посетивший завод в 1771 академик П.С. Палас считал, что «между всеми заводами Невьянский важнее и превосходнее протчих...».

Новые владельцы расширили пр-во, стали обновлять техническое оборудование. Была пущена в ход вторая доменная печь. В 1790 на заводе, первом на Урале, при доменных печах устаревшие деревянные клинчатые меха заменены более мощными чугунными цилиндрическими поршневыми воздуходувками. Выплавка чугуна увеличилась в 1770 до 174 тыс. пуд, 1779 — 193,5 тыс., 1790 — 379,7 тыс., 1800 — 357,3 тыс. Выковано железа: в 1779 — 122 тыс. пуд, 1800 — 138,2 тыс. Эпизодически завод привлекался к выпуску артиллерийских снарядов. Так, в 1789 отлито снарядов весом в 7322 пуд. По Генеральному описанию 1797, на заводе имелись 2 доменные печи, 10 кричных горнов, 1 нагревательный, 2 якорных горна, 10 молотов, 3 стана, при заводе состояло владельческих креп. мастеровых и работных людей 3600, приписных крестьян — 110.
На рубеже XVIII-XIX вв. завод еще создавал впечатление основательно построенного и добротно оснащенного благополучного предприятия. По описанию берг-инспектора П.Е. Томилова, осматривавшего его в 1807, все заводские корпуса и производственные помещения были каменными, что тогда на уральских заводах было большой редкостью. В каменном здании доменной фабрики находились 2 доменные печи, действовавшие попеременно, строилась новая доменная фабрика с одной доменной печью. При домнах были устроены 6 чугунных цилиндрических мехов, действовавших от 2 водяных колес. Домны давали в сутки от 720 до 940 пуд чугуна, выход чугуна из руды составлял от 65 до 68%. В двух каменных кричных фабриках помещались 25 горнов и 25 молотов, при них действовали 24 цилиндрических чугунных мехов и 28 деревянных клинчатых, приводимых в движение 25 боевыми и 13 меховыми водяными колесами, там же находился плющильный стан, на к-ром прокатывалось до 10 тыс. пуд железа. Работал колотушечный молот для правки железа при 1 водяном колесе. В отдельной печи получали «томленную» (цементированную) сталь, в год ее выделывали от 100 до 150 пуд. (Сталь тогда производили только на нескольких передовых крупных заводах). При доменной фабрике существовала литейная («фурмовая»). Имелись слесарная и меховая фабрики, механическая с токарным станом, 8 каменных кузниц с 36 ручными горнами, лесопильная и мучная мельницы, два кирпичных сарая, угольный сарай, вмещавший 7 тыс. коробов древесного угля и др. Руду завод получал из 5 местных рудников и с г. Высокой, все рудники разрабатывались открытым способом.

По своему производственному потенциалу (2 мощных доменных печи, 25 кричных горнов, 26 молотов, 41 водяное колесо, плющильный стан) завод оставался одним из самых крупных и мощных уральских заводов. При нем находилось владельческих крепостных 3433 души мужского пола и приписных государственных крестьян 321 душа мужского пола. Тревожным симптомом являлось то, что все близлежащие леса были вырублены, уголь и дрова доставляли из дальних куреней, находившихся на расстоянии от 40 до 70 верст от завода. Завод принял активное участие в исполнении военных заказов, возложенных указом Сената в сент. 1810. В 1812, при задании отлить 14,5 тыс. пуд артиллерийских снарядов, завод сдал их 15 тыс. пуд.

В первой половине XIX в. производительность завода стала падать, его чугуноплавильное и железоделательное производства сократились, производственные мощности завода оставались не использованными. Главной причиной было истощение лесной дачи, эксплуатировавшейся хищнически в течение более 100 лет. Все попытки заводовладельцев расширить лесную дачу окончились неудачей, Горный департамент рекомендовал Яковлевым «ограничить свои действия... до пришествия лесов в надлежащий возраст». В 30 – 50-е гг. XIX в. завод выплавлял в год от 150 до 250 тыс. пуд чугуна и выковывал 30 – 40 тыс. пуд железа, — производительность по сравнению с концом XVIII в. значительно снизилась: в 1800 он выплавил 357,3 тыс. пуд чугуна, в 1859 — 247,2 тыс. Завод почти не затронула техническая революция XIX в. Имея две большие домны высотой в 19 аршин (13,5 м) и 18 аршин (12,8 м) с суточной выплавкой до 1200 пуд, он не перевооружил свое энергетическое хозяйство, имевшиеся устарелые маломощные водяные колеса не могли обеспечить доменные печи необходимым дутьем, что мешало поднять их производительность, из четырех домен действовали только две. Сохранялось устаревшее кричное производство. Накануне падения крепостного права, в 1859, завод имел 2 доменные печи, 24 кричных горна, 16 водяных колес общей мощностью в 275 л.с. Употреблялось в работы 3030 крепостных мастеровых и непременных работников.

Отмена крепостного права в 1861 и переход к вольнонаемному труду сопровождались падением производства и резким сокращением числа рабочих. Оставшееся без работы население занялось кустарными промыслами (сундучным, подносным, кожевенным, портняжным, слесарным, изготовлением посуды и т.п.). Дореформенный уровень выплавки чугуна и выделки железа достигнут только в 1870-е гг. В 70 – 80-е гг. осуществлены некоторые технические усовершенствования: установлен кричный паровой молот (1877), построены рудообжигательные печи, в 1881 новая доменная печь — переведена на горячее дутье, установлен аппарат для нагревания дутья с вертикальными трубами системы Кольдера. В 1878 возле завода прошла Горнозаводская железная дорога. Однако чугуноплавильное производство неуклонно падало: выплавлено чугуна в 1880 — 308,7 тыс. пуд, в 1885 — 250,8 тыс., в 1890 — 132,3 тыс. пуд. С сокращением металлургического производства наращивалась мощность механической фабрики, которая была оснащена болторезными, зуборезными, радиальносверлильными и другими металлорежущими станками. Д.Н.Мамин-Сибиряк, характеризуя Невьянский завод сер. 80-х гг. XIX в., сделал вывод: «Старинное заводское гнездо едва дышит...»

С начала промышленного подъема 90-х гг. XIX в. на заводе стала осуществляться реконструкция. В 1891 проложена конно-железная дорога от угольных сараев к домнам. В 1894 модернизирована и переведена на горячее дутье старая домна, при доменных печах установлены паровая воздуходувная машина мощностью в 100 л.с., новые воздухонагревательные приборы и рудообжигательные печи. Существовавшие на заводе 18 маломощных водяных колес общей мощностью в 167 л.с. (в ср. на одно колесо — 9,3 л.с.) были остановлены и демонтированы. Вместо них стали действовать 2 водяные турбины мощностью. в 40 л.с. и 4 паровые машины мощностью в 270 л.с. Железоделательное прво было полностью прекращено, выплавка чугуна резко увеличена и составила в 1895 — 634,8тыс. пуд, в 1900 — 643,4 тыс. пуд.

Ввиду не перспективности развития метал. пр-ва из-за почти полного истощения лесов в заводской даче, началось перепрофилирование завода на выпуск принадлежностей для железной дороги и драг для золотодобывающей промышленности Урала и Сибири. В 1894 вместо сломанного кричного корпуса выстроен новый каменный корпус, в котором размещены машины для изготовления различных металлических принадлежностей для железной дороги Одновременно развернулось строительство сборочного корпуса для механической фабрики. В мае 1902 выпущена первая изготовленная на Урале золотодобывающая драга, в дальнейшем их производство стало нарастать (в 1903 выпущено 3 драги). В 1902 началось литье чугунных водопроводных труб для железной дороги.

Экономический кризис 1900 – 1903 и последующая промышленная депрессия тяжело отразились на финансовом положении завода. Ввиду посессионных ограничений и незавершенности землеустройства горнозаводского населения и проживавших в заводской даче государственных крестьян, заводовладельцы были лишены возможности брать кредиты в ипотечных банках под залог своих земель и заводов. Чтобы найти выход из кризиса, они форсировали реконструкцию завода. В 1903 – 1904 завершено оборудование труболитейной фабрики для пр-ва 400 тыс. пуд труб в год (70 штук труб в день) по способу Кудлича: поставлены 2 вагранки, 4 крана, из них 2 электрических, 8 гидравлических прессов, турбина «Виктор» в 50 л.с. для электрического освещения и т.п. Однако заказов на производство труб поступало мало.

С 1902 завод стал убыточным и с каждым годом убытки нарастали. Пытаясь выйти из финансовых затруднений, заводовладельцы 19 ноября 1904 учредили Акционерное общество Невьянских горных и механических заводов наследников П.С. Яковлева (с 28 мая 1913 — Невьянское горнопромышленное общество) с основным капиталом в 1,5 млн. руб. Однако уже через несколько лет задолженность общества достигла 4,5 млн. руб. Ввиду убыточности в октябре 1904 домны погашены, на заводе продолжалось только изготовление водопроводных труб и велась постройка драг. Чугуноплавильное производство было возобновлено только с началом нового промышленного подъема накануне Первой мировой войны и установлением высоких цен на чугун. В декабре 1911 пущена первая домна, в мае 1912 — вторая. В 1912 завод выплавил 683,4 тыс. пуд чугуна, 1913 — 997,1 тыс. пуд. Для поддержания производства акционерное общество вынуждено было брать один за другим займы у коммерческих банков и продавать свои акции. Уже в 1913 весь Невьянский округ оказался в фактической собственности Сибирского банка (в 1917 в его руках находилось 63,5% акций Невьянского горнопромышленного общества).

В годы Первой мировой войны завод перешел на производство военной продукции. Из-за мобилизации квалифицированных рабочих в армию, недостатка вспомогательных рабочих, возникших затруднении с заготовкой руды и топлива выплавка чугуна стала сокращаться: в 1914 она составила 716,4 тыс. пуд, 1915 — 529,1 тыс., 1916 — 280,5 тыс. пуд. В 1915 завод заключил договоры с Главным артиллерийским управлением на поставку 1,5 млн. взрывателей и 500 тыс. трехдюймовых снарядов. Началось строительство артиллерийского завода, под которорое получен аванс в 6,18 млн. руб., за границей заказаны 1103 станка. Годовая производительность должна была составить 180 тыс. трехдюймовых фугасных снарядов и 600 – 720 тыс. взрывателей. Однако строительство артиллерийского завода из-за трудностей военного времени шло медленно, производство снарядов началось только с января 1917, руководил им петроградский инженер А.Л. Фест. В 1916 построена новая электростанция с двигателем в 1000 квт. На 1 января 1917 на заводе работало 7703 человек.

После Февральской революции, в марте 1917 в Невьянске создан Совет рабочих и солдатских депутатов, в котором преобладали большевики. 27 октября 1917, сразу же после получения известий об Октябрьской революции в Петрограде, Совет взял власть в свои руки. 29 декабря 1917 завод национализирован, управлять им стал Деловой совет («Коллегиальное окружное управление»), состоявший из 8 рабочих и 7 служащих. Из-за нехватки руды и топлива, отсутствия финансирования, саботажа правления акционерного общества, продовольственных трудностей производительность завода стала падать. С началом Гражданской войны завод послал на фронт несколько красногвардейских отрядов из рабочих-добровольцев. 12 июня 1918 в заводском поселке солдатами авторемонтных мастерских, возглавляемыми эсерами, поднято восстание, охватившее и соседние заводские поселки, но, не поддержанное основной массой рабочих, оно через пять дней было подавлено прибывшими из Перми, Екатеринбурга и ряда уральских заводов отрядами красногвардейцев. С развертыванием на Среднем Урале военных действий, завод летом 1918 остановлен. В 1917 он выплавил 493 тыс. пуд чугуна, в 1918 — 115 тыс. пуд. чугуна. После окончания гражданской войны чугуноплавильное производство не возобновлялось, доменные печи стояли полуразрушенными, не было возможности организовать заготовку древесного угля, руды. На заводе было пущено чугунолитейное производство, организован выпуск водопроводных, газопроводных, паропроводных труб, налажено изготовление болтов, гаек, заклепок, костылей, машинных частей. С 1923 возобновилось производство артиллерийских боеприпасов. В 1920-х гг. завод являлся ремонтной базой для медеплавильных предприятий треста «Уралцветмет», стал выпускать пневматические перфораторы, центробежные насосы.

В годы первых пятилеток завод превратился в крупный механический завод с машиностроительным профилем. В 1930-е гг. он выпускал буровое оборудование, бурозаправочные и резьбофрезерные станки, перфораторы, скрубберы; в массовом масштабе изготовлял артиллерийские снаряды.

С началом Великой Отечественной войны 1941 – 1945 Невьянский мех. завод (завод № 68 Наркомата боеприпасов) был полностью переключен на выпуск военной продукции, главным образом — на производство артиллерийских снарядов средних калибров. Каждый день завод выпускал по 30 вагонов продукции, в месяц — по 1 млн. снарядов. Большую роль в организации производства боеприпасов сыграл директор завода С.А. Бунин, талантливый инженер, возглавлявший завод в 1939 – 1945. В гг. войны завод 18 раз по Наркомату боеприпасов занимал призовые места. За образцовое выполнение заданий правительства по производству боеприпасов завод 20 января 1942 награжден орденом Трудового Красного знамени, 16 сентября 1945 — орденом Ленина.

После войны основной продукцией завода стало пр-во авиационных бомб. Завод освоил серийный выпуск турбомеханизмов, изготовлял турбонасосы для военно-морского флота высокого класса точности, турбонасосные агрегаты к космическим ракетам, 5-винтовые насосы для атомных подводных лодок, освоил производство жидкостной ракеты для поражения низколетящих целей, ракеты «воздух-земля» и тому подобное. Практически завод являлся экспериментальным предприятием, которому поручались освоение новейших технологий, разработка и выпуск новейших образцов оборонной техники, сложнейших агрегатов и систем оборонного значения. Сегодня, как и все другие предприятия военно-промышленного комплекса, завод перестраивается на выпуск пользующейся рыночным спросом продукции, расширяет сортамент товаров народного потребления.


Интересные факты:
Невьянский завод изначально создавался государством в качестве оборонного: был призван снабжать армию и флот пушками в начавшейся Северной войне со шведами. Однако пушки Невьянского завода были очень низкого качества, и в дальнейшем завод сконцентрировался на производстве боеприпасов (бомбы, ядра, картечь и т.д.). За годы Северной войны завод выпустил около 1 миллиона ядер для пушек.
Свой «артиллерийский» профиль Невьянский завод пронёс сквозь века: в первые годы своей работы во время Северной войны снабжал российскую армию предметами вооружения, поставлял снаряды в годы Отечественной войны 1812 года, производил взрыватели и снаряды в годы Первой мировой войны, снабжал Красную Армию снарядами средних калибров во время Великой Отечественной. Производит высокоточное оружие: авиабомбы и реактивные ракеты – и сегодня.
В первой четверти XVIII в. Невьянский завод был крупнейшим в России и выпускал продукции больше, чем все металлургические заводы европейской России, вместе взятые.
В середине XVIII в. на Невьянском заводе была построена крупнейшая доменная печь в мире – «царь-домна» высотой 19 аршин (13,5 метров).
Знаменитая Невьянская наклонная башня – это построенная в 1725-1732 каменная колокольня высотой в 27 саж. (57,6 м), наклонившаяся в результате ошибки, допущенной при строительстве.
Литература и источники:

  1. Вяткин М. П. Горнозаводской Урал в 1900—1917 гг. — М.-Л.: Наука, 1965.
  2. Гаврилов Д.В. Металлургические заводы Урала, XVII-XIX вв., Екатеринбург, 2001.
  3. Горнозаводская промышленность Урала на рубеже XVIII—XIX вв. Сборник документальных материалов. — Свердловск, 1956.
Висимо-Уткинский
железоделательный завод
Историческая справка

Место нахождения объекта:

село Висимо-Уткинск


Сохранность:
Завод не сохранился (закрыт и разобран ещё до революции). На месте завода теперь располагается деревообрабатывающее производство.


Координаты:
57.681693, 59.363577 – бывшая заводская плотина (неоднократно перестроена), тут же – «водопад» и смотровая точка на место расположения завода.
Один из старейших металлургических заводов Среднего Урала, входивший в Нижнетагильский посессионный горный округ Демидовых. Действовал с 70-х гг. XVIII в. до 1911. Построен Никитой Акинфиевичем Демидовым в 1771 на р. Утке (Межевой Утке), притоке р. Чусовой, в 50 верстах к юго-западу от Нижнетагильского завода и в 8 верстах западнее Висимо-Шайтанского завода, в 22 верстах от Усть-Уткинской пристани на р. Чусовой. Основан по указу Оренбургской канцелярии на государственной «порозжей» земле. Строительство завода в предгорьях Главного Уральского хребта, в горно-лесистой местности, имело целью увеличить производство железа путем вовлечения в промышленную эксплуатацию еще не освоенных лесных массивов и сохранение лесов в местах расположения чугуноплавильных заводов, прежде всего, главного завода округа — Нижнетагильского. Завод имел выгодное географическое положение вблизи Усть-Уткинской пристани, через которую сплавлялась в центральные районы страны большая часть металлов и изделий Демидовских заводов. Местонахождение завода соответствовало желанию Н.А. Демидова строить заводы «в угожих местах, где способнее будет к судовой пристани и к лесам».

Плотина на полноводной р. Утке образовала большой пруд, простиравшийся на 7 верст. В весеннее половодье и во время сильных летних дождей плотина сохранялась от размыва только благодаря тому, что неоднократно открывали прорез для спуска лишней воды, а также благодаря особой конструкции изгиба в плотине, который ослаблял напор воды на плотину и позволял сливать излишнюю воду в долину Гаревского ручья. Топливом завод обеспечивался из обширной собственной дачи пл. (по данным середины XIX в.) в 54,2 тыс. десятин, из них 53,2 тыс. десятин находились под лесом. Обилие лесных ресурсов и гидравлической энергии позволило заводу развить высокую производительность. Было изготовлено железа разных сортов: в 1772 — 37 тыс. пуд, 1780 — 18,6 тыс., 1800 — 40,2 тыс. пуд.

На рубеже XVIII – XIX вв. (1797 – 1806) завод в среднем ежегодно выковывал по 49 тыс. пуд железа, превратившись в один из наиболее мощных уральских передельных заводов. Кроме железа разных сортов, завод изготовлял якоря, одно время выплавлялась медь, но это продолжалось недолго. Чугун для передела привозился из Нижнетагильского завода гужом по Висимскому тракту. В конце XVIII в. завод имел 8 молотов — 6 действующих и 2 запасных. В 1784 пущена плющильная фабрика с прокатным станом, спроектированным крепостным механиком Е.Г. Кузнецовым (Жепинским).

Основу рабочих кадров составили местные старообрядцы-раскольники, в дальнейшем они пополнялись путем переселения в завод крепостных крестьян из центральных и украинских губерний и других заводов и вотчин Демидовых. При пуске завода его обслуживали около 100 мастеровых и работных людей, по 5-й ревизии (1794) учтены 799 душ муж. пола, в их числе: казенных — 11, собственных владельца — 589 и «вечноотданных», которые тоже были превращены в крепостных заводовладельца — 199.

По данным Генерального описания 1797, в заводе имелись 2 молотовые фабрики, в которых находились 12 горнов и 8 молотов: 4 — кричных и 4 — «для железа резного и плющильного станов». При заводе находилось крепостных мастеровых и работных людей: собственных заводовладельца — 646, казенных — 9, итого — 655 чел. Приписных крестьян завод не имел.

В первой половине XIX в. производительность завода увеличилась. При действии 4 – 5 кричных молотов изготовлено железа: в 1807 — 49,2 тыс. пуд, 1822 — 61,8 тыс., 1837 — 58,2 тыс., 1851 — 67,5 тыс. пуд. Технико-экономические показатели завода были удовлетворительными: угар чугуна при переделе в железо (по данным 1827) составлял 25,5 %, что ставило его на 29-е место среди ста уральских железоделательных заводов; показатели по расходу топлива были менее благоприятными — на 1 куб. аршин угля выковывалось по 38 фунтов железа (60-е место среди ста уральских железоделательных заводов). Завод специализировался на производстве сортового железа. После введения пудлингового производства в Висимо-Шайтанском заводе, оттуда стали доставляться для
передела в сортовое железо пудлинговые куски.

Накануне падения крепостного права, в 1859, на заводе имелось 10 кричных горнов и 2 сварочные печи, энергетическое х-во состояло из 14 водяных колес общей мощностью в 227 л.с. Выделано было 135,7 тыс. пуд железа, в т.ч.: кричного полосового — 2,6 тыс. пуд (2%), сортового из пудлинговой болванки — 133 тыс. пуд (98 %).

После отмены крепостного права число рабочих на заводе с 874 в 1861 сократилось до 633 в 1863 (на 27,6 %), но производство железа после кратковременного спада осталось на достигнутом уровне (1860 — 169,9 тыс. пуд, 1861 — 153,3 тыс., 1862 — 139,7 тыс., 1863 — 160,5 тыс.). Завод подвергся частичной реконструкции, пополнился новым оборудованием: число кричных горнов сокращено до 8, установлены дополнительно 3 сварочных и 1 отражательная печи, поставлены 2 водяные турбины мощностью в 24 л.с. Завод по-прежнему из кричного железа выковывал в небольшом количестве (от 3–5 до 12–1З тыс. пуд в год) кричные куски и полосовое железо для продажи, но в основном изготовлял сортовое железо из пудлинговой болванки, привозимой из Висимо-Шайтанского завода.

В 1863 оборудование состояло из 8 кричных горнов, 1 отражательной, 5 сварочных и 1 калильной печей, 14 водяных колес мощностью в 248 л.с. и 2 водяных турбин в 24 л.с. Было выделано 13,5 тыс. пуд кричных кусков, из которых выковано 12,2 тыс. пуд полосового железа, из отражательной печи отлито 10,8 тыс. пуд штыкового чугуна. Из выделанного на заводе кричного и доставленного из Висимо-Шайтанского завода пудлингового железа было приготовлено готового железа 160,5 тыс. пуд, в т.ч.: полосового кричного и катанного — 36,2 тыс. (22,5 %), сортового — 124,3 тыс. (77,5 %), из него: узкополосного — 38,6 тыс. (24 %), шинного — 31,9 тыс. (19,9 %), круглого — 30,6 тыс. (19 %), четырехгранного — 11,7 тыс. (7,3 %), обручного — 11,5 тыс. (7,2%). Было занято рабочих: на заводских работах — 140, на вспомогательных — 493, всего 633 человек.


В 70 – 80-е гг. продолжало обновляться энергетическое хозяйство: число водяных колес с 14 сокращено к 1882 до 5, в 1886 их осталось 3, в 1888 — 2, в 1889 и эти последние колеса были остановлены. В 1890 на заводе действовали уже только 4 водяные турбины общей мощностью в 240 л.с. и 1 паровая машина в 40 л.с. Металлургическое оборудование пополнилось высокопроизводительными и экономичными сварочными газопудлинговыми печами Сименса. В середине 1880-х гг. кричное производство в заводе прекращено, кричные горны и вододействующие молоты демонтированы.

В 90-е гг. XIX в., в период промышленного подъема, завод подвергся более существенной реконструкции. В 1891 пущена новая большая прокатная фабрика, сооруженная целиком из металлических конструкций, в которой поставлен мощный сортокатальный стан, приводимый в действие водяной турбиной Жирарда в 150 л.с., в 1896 установлены сварочная печь Сименса с двумя генераторами и дополнительная водяная турбина. На заводе в небольших количествах изготовлялась железная проволока (до 4,5 тыс. пуд в год), в 1897 устроены приспособления для волочения болтовой меди и медной проволоки, особая печь и станок для обточки медной болванки.

В середине 1890-х гг. энергетическое хозяйство состояло из 2 водяных турбин Жирарда общей мощностью в 230 л.с., 1 турбины Геншеля в 30 л.с. и 2 турбин Рожкова по 10 л.с., 1 паровой машины в 40 л.с. В 1900 завод имел 6 водяных турбин общей мощностью в 340 л.с. и 2 паровые машины в 115 л.с. Металлургическое оборудование завода составляли 1 отражательная печь для переплавки чугуна, 6 сварочных печей Сименса и 4 прокатных стана.

После ликвидации собственного кричного производства, с конца 1880-х гг. завод всецело перешел на переработку полуфабрикатов, получаемых с др. заводов округа: пудлинговых кусков, мильбарса, сортовой болванки — с Висимо-Шайтанского, сортовой болванки — с Лайского, обрезков от листового производства — с Черноисточинского, мартеновских слитков — с Нижнетагильского. Технические усовершенствования и установка более современного оборудования позволили значительно увеличить производительность завода. Было выпущено готового железа: в 1870 — 215 тыс. пуд, 1875 — 333,1 тыс., 1882 — 352,9 тыс., 1892 — 665 тыс., 1895 — 384,1 тыс. пуд. Среднегодовая выработка железа к концу XIX в., по сравнению с 1870-ми гг., увеличилась в 2,5 раза. (В статистические данные о кол-ве выработанного на заводе железа в 1870 – 1880-х гг. включались от 3 до 5 тыс. пуд готового железа, изготовленного на Висимо-Шайтанском заводе, но и с этой поправкой общая картина динамики производства железа на заводе не меняется).

В 1882 на заводе было занято 907 рабочих (192 — заводских, 715 — вспомогательных: на заготовке угля, дров, перевозках и т.п.), в 1885 — 1011 (128 — заводских и 833 — вспомогательных, в 1895 — 960 (500 и 460). С 1882 по 1895 общее число всех рабочих увеличилось на 5,8 %, но число заводских рабочих возросло в 2,6 раза, а число вспомогательных уменьшилось в 1,5 раза. Ввод в строй новой прокатной фабрики с мощным сортокатальным станом позволил прокатывать не только сварочное железо, но и литую сталь. С 1896 завод стал получать для переработки мартеновские слитки из Нижнетагильского завода. В 1897 в прокатной фабрике поставлена новая добавочная паровая машина в 75 л.с. В том же 1897 завод был соединен узкоколейной железной дорогой с Висимо-Шайтанским, Черноисточинским и Нижнетагильским заводами, что облегчило доставку полуфабрикатов, сырья и материалов. Во второй половине 1890-х гг. из мартеновской стали, доставляемой из Нижнего Тагила, выделывалось от 71 тыс. до 147 тыс. пуд сортового проката.

На рубеже XIX – ХХ вв. прокатное производство было усилено. В 1901 – 1902 установлен новый мелкосортный стан, при котором поставлены водяная турбина в 200 л.с. и паровая машина в 250 л.с. с 4 паровыми котлами Шухова и конденсатором Кертинга, разрывной пресс в 1000 л.с., 2 железорезных пресса и пила для резки мелко- и среднесортного железа. Расширено меднопроволочное производство: установлены станки для волочения медной проволоки, приводимые в действие 3 электродвигателями от динамо-машины, печь для обжига медной проволоки. Внутри завода проложены рельсовые пути для подвозки болванки к печам и отвозки сортового железа на склад.

Экономический кризис 1900 – 1903 и последующая промышленная депрессия ухудшили финансово-экономическое положение завода. Ввиду резкого падения цен на сортовое железо, производство сварочного металла на заводах-поставщиках было прекращено или резко снижено, доставка на завод пудлинговой болванки уменьшилась, стала осуществляться с перебоями, что компенсировалось увеличением поставок мартеновских слитков. Если в конце XIX в. из общего количества готовой продукции завода прокат из мартеновской стали составлял не более 1/3, то в 1904 на его долю пришлось 64,2%, т.е. 2/3, а в 1909 – 1910 завод почти всецело прокатывал только мартеновскую болванку, и фактически становится одним из прокатных цехов Нижнетагильского завода.

Падение производства вызвало массовое сокращение рабочих. К 1904, по сравнению с 1900, число рабочих на заводе уменьшилось на 30,3 % (с 522 до 364). Даже в основном производстве — железоделательном, где были заняты наиболее квалифицированные рабочие, их число с 450 сократилось до 305, т.е. уменьшилось на 145 чел. (на 32,2%). Особенно большим было сокращение рабочих, занятых на вспомогательных работах — в 5 раз (с 450 до 93 в 1904 году). Оставшиеся без работы рабочие уходили на золотые прииски, лесные работы, занимались кустарными промыслами.

В 1908 удалось поднять производительность завода до уровня докризисного времени. В этом году он изготовил полосового и сортового железа 415,1 тыс. пуд, стального проката — более 30,5 тыс. пуд, сортовой меди — 12,2 тыс. пуд. Продукция отправлялась традиционным способом — сплавом по р. Утке на Чусовую. На заводе было занято 765 рабочих.

Однако с 1909, с полной остановкой в 1909 – 1910 главного поставщика полуфабрикатов — Висимо-Шайтанского завода, производительность завода стала катастрофически падать. В 1911 было прокатано только 132,2 тыс. пуд (7,7 тыс. пуд из пудлингового железа и 124,5 тыс. пуд из мартеновских слитков).

Заводовладельцами, ввиду крупных финансовых затруднений, в 1908 – 1910 разработан «план реорганизации демидовских заводов», который предусматривал жесткую концентрацию и специализацию металлургического производства, сосредоточение его на трех крупных ведущих заводах и закрытие мелких заводов с устаревшей техникой. В осуществление этого плана в 1911 завод, как устаревший и нерентабельный, был закрыт, его оборудование демонтировано и перевезено на другие заводы округа.

Интересные факты:
Плющильная фабрика на Висимо-Уткинском заводе в 1784 была оснащена прокатным станом, спроектированным крепостным механиком-самоучкой Егором Кузнецовым-Жепинским. Ранее и на других заводах листовое железо рабочие выковывали вручную, молотами.
Висимо-Уткинский завод обладал одним из наиболее «продвинутых» энергетических хозяйств. Еще в 1889 на заводе отказались от использования устаревших водяных колёс, полностью заменив их на водяные турбины.
Висимо-Уткинский завод был также и крупным логистическим центром. Тут завершался гужевой тракт из Нижнего Тагила и позднее – узкоколейная железная дорога. Заводская продукция отсюда доставлялась по р. Межевой Утке до Усть-Уткинской пристани.
Завод выпускал в том числе и такую нетрадиционную продукцию, как медные болты и медную проволоку.
Иакинфиевская церковь в Висимо-Уткинске – единственная среди заводских поселков демидовской империи – была названа в честь Акинфия Никитича Демидова.
Литература и источники:

  1. Гаврилов Д.В. Металлургические заводы Урала, XVII-XIX вв, Екатеринбург, 2001.
  2. Нижнетагильские и Луньевские заводы П.П. Демидова. Н.Новгород, 1896.
  3. Висимо-Уткинский завод // Приходы и церкви Екатеринбургской епархии. — Екатеринбург: Братство Св. Праведного Симеона Верхотурского Чудотворца, 1902 3.
  4. Чупин Н.К. Географический и статистический словарь Пермской губернии. Пермь, 1873.
Висимо-Шайтанский
железоделательныйи чугуноплавильный
завод
Историческая справка

Место нахождения объекта:

село Висим


Сохранность:
Завод не сохранился (закрыт и разобран еще до революции). На территории бывшего завода сохранились стены сооружений постройки XIX-начала ХХ вв. Зато сохранилась плотина заводского пруда: частично – верхняя деревянная часть с водопропускными сооружениями, и практически полностью – нижняя часть, подпорная стенка из камня.


Координаты:
(плотина) 57.651126, 59.494548
Старейший металлургический завод Среднего Урала, один из заводов Нижнетагильского посессионного горного округа Демидовых, действовавший с середины XVIII в. до 1915. Родина писателя-демократа, «певца Урала» Д.Н. Мамина-Сибиряка.

Основан Акинфием Никитичем Демидовым на речке Шайтанке, при впадении речек Висима и Шайтанки в р. Межевая Утка, приток р. Чусовой, в 47 верстах к юго-западу от Нижнетагильского завода и 31 версте от Усть-Уткинской пристани на р. Чусовой. Постройка завода началась в 1739 без официального разрешения властей, указ Берг-Директориума о разрешении строительстве дан 27 октября 1741. Завод строился как передельный, был оборудован тремя молотами, имел меховую и кузницу. Достроен и пущен в 1744.

Плотина заводского пруда (по данным нач. XIX в.) имела в длину 180 саж (384 м), ширину: поверху — 15 (32 м), у основания («по низу») — 20 саж (42,7 м), высоту от подошвы — 12,5 аршин (8,9 м), в ней находилось два прореза: один — «вешняжный», для спуска вешней воды, другой — рабочий подававший воду к заводским механизмам. Пруд простирался в длину на 6 верст, но был маловодным, для заводского действия воды не хватало, особенно зимой. Топливом завод снабжался из собственной, богатой лесом дачи, площадью (по данным сер. XIX в.) в 38,6 тыс. десятин, из них под лесом находилось 36,7 тыс. Уголь и дрова заготавливались вблизи от завода, даже в конце XVIII в. — на расстоянии не более 15 верст.

Чугун для передела привозился из Нижнетагильского завода, изготовлялось, главным образом, полосовое железо. В 1747 – 1749 в среднем ежегодно выковывалось по 20,7 тыс. пуд кричного железа, в т.ч.: полосового — 19,8 тыс. пуд (95,8 %) и четырехгранного — 0,9 тыс. (4,2 %). Рабочие кадры в основном состояли из старообрядцев-раскольников, скрывавшихся от преследований церкви и властей, и беглых крепостных. При проведении 2-й ревизии (1747) в заводе положено в оклад 246 душ муж. пола, в их числе находилось: купленных заводовладельцами крепостных — 18 (7,3 % от всех положенных в оклад), «пришлых» — 228 (92,7 %), из них — положенных в оклад по переписям — 72 (29,3 %), «не помнящих родства» — 39 (15,8 %), оставленных «до указу» — 117 (47,6 %). Позднее все они особыми указами были превращены в крепостных людей.

В 1750 – 1760-х гг. завод, при действии двух молотов, изготовил железа: в 1759 — 13,8 тыс. пуд, 1766 — 12,5 тыс., в 1767 — 11,4 тыс. пуд. В 1760-х гг. рабочие кадры завода пополнены за счет переселения Никитой Акинфиевичем Демидовым его крепостных крестьян из нижегородских, арзамасских и ветлужских вотчин. В 1772, когда завод посетил И.И. Георги, на нем имелись 3 кричных молота и 6 горнов, в год выпускалось до 35 тыс. пуд «превосходного» железа. Обслуживали завод 407 креп. мастеровых и работных людей.

В конце XVIII в. производительность завода увеличилась, но испытывала значительные колебания. Было выковано железа: в 1779 — 26 тыс. пуд, 1797 — 23 тыс., 1798 — 30 тыс., 1799 — 28 тыс., в 1800 — 34 тыс. пуд. В 1794 (по 5-й ревизии) за заводом числилось 393 души мужского пола, в т.ч.: казенных — 21, собственных владельческих — 128, «вечноотданных» — 244. По Генеральному описанию 1797, в заводе имелась молотовая фабрика с 6 кричными горнами и 3 молотами, находилось 15 казенных и 350 собственных владельца крепостных мастеровых и работных людей. Приписных крестьян завод не имел.

В начале XIX в. владельцы пытались расширить производительность завода и сортамент выпускаемой продукции. Были организованы колотушечное и проволочное производства, но они не прижились и вскоре были прекращены. Завод выдал в 1801 железа 36 тыс. пуд, в 1805 — 48 тыс., но затем стабильно выковывал около 30 тыс. пуд в год: в 1806 — 29 тыс., 1807 — 33,6 тыс., 1822 — 33,2 тыс., 1827 — 34 тыс., 1832 — 22 тыс., в 1851 — 33,8 тыс. пуд.

Технико-экономические показатели завода были удовлетворительными: угар чугуна при переделе его в железо, по данным 1827, составлял 27,2 %, что ставило завод на 35-е место в ряду 100 уральских железоделательных заводов. По расходу топлива завод выглядел менее благоприятно: на 1 куб. аршин угля было выковано лишь 34 фунта железа, что отводило его на 83-е место.

В 1820 – 1830-х гг. рабочие кадры завода вновь пополнены путем переселения Демидовыми крепостных крестьян из центральных и украинских губерний, в результате чего состав населения на заводе оказался очень пестрым. Заводской посёлок стал состоять из трех частей — «концов», населенных старообрядцами-раскольниками («кержаки»), тульскими переселенцами («туляки») и украинцами («хохлы»). Их взаимоотношения и возникавшие на почве этнических и религиозных разногласий драматические судьбы людей красочно описал Д.Н. Мамин-Сибиряк в романе «Три конца». В 1847 на заводе было занято 95 мастеровых и работных людей, на заготовке угля и дров и других вспомогательных работах — 227, а всего вместе со служащими — 335 человек.
В 1855 введено пудлингование, установлены 2 пудлинговые печи, производство железа резко увеличено. В 1859 на заводе имелись 10 кричных горнов и 2 пудлинговые печи, энергетическое хозяйство составляли 11 водяных колес общей мощностью в 205 л.с. Приготовлялись кричная и пудлинговая болванка, в отдельные годы в очень небольших количествах — от 3 до 4 тыс. пуд — полосовое железо. Кричная болванка для переработки отправлялась на Черноисточинский завод, пудлинговые куски — на Висимо-Уткинский завод, где они переделывались в сортовое железо. В 1860, накануне падения крепостного права, в заводских работах употреблялось 826 чел.

Отмена крепостного права в 1861 и переход на вольнонаемный труд сопровождались уменьшением числа рабочих с 826 в 1860 до 629 в 1861 и 424 в 1863, т.е. почти в два раза (на 48,7 %), и сокращением выработки железа со 170 тыс. пуд в 1860 до 154,4 тыс. в 1863. Потерю дешевой крепостной рабочей силы заводоуправление стремилось компенсировать технической реконструкцией завода и введением на нем чугуноплавильного и прокатного производств. В 1861 – 1863 установлены 3 новые пудлинговые печи, вместо 11 маломощных водяных колес поставлены 3 более сильных водяных колеса общей мощностью в 77 л.с. В 1865 начата постройка, доменной печи системы генерал-майора Рашета, после ее пуска в 1868 – 1872 среднегодовая выплавка чугуна составила 316 тыс. пуд, в 1873 – 1877 — 368 тыс. Руда доставлялась из Нижнего Тагила с г. Высокой. Конструкция домны оказалась настолько удачной, что во второй половине 1870-х гг. печь поставила рекорд — действовала непрерывно 2354 суток, прежде чем была поставлена на ремонт. В заводе было введено прокатное производство, в 1879 в прокатном цехе установлен третий стан. Кричное производство было прекращено, сохранявшиеся 4 последних горна демонтированы.

К началу 1880-х гг. металлургическое оборудование завода состояло из одной доменной печи с холодным дутьем, 8 пудлинговых и 2 сварочных печей, 2 вододействующих молотов, прокатного стана. Энергетическое хозяйство представляли 3 водяные колеса в 130 л.с., 3 паровые машины в 195 л.с., общей мощностью в 325 л.с. В 1882 завод выплавил 349,2 тыс. пуд чугуна и изготовил 386,3 тыс. пуд пудлинговых кусков, которые для переработки отправлялись на Висимо-Уткинский завод. На заводе было занято 430 рабочих — 143 на заводских производствах, 287 — на вспомогательных работах.

В 1890-е гг. завод снова подвергнут частичной реконструкции. В 1891 доменная печь переведена на горячее дутье, при ней установлен воздухонагревательный аппарат Массика и Крука, поставлены газоулавливающие устройства. В 1892 пущена новая пудлингово-сварочная фабрика, в ней старые пудлинговые печи заменены 4 новыми газопудлинговыми регенеративными печами Сименса, для пудлинговых и сварочных печей установлены 6 газогенераторов, построены три каменных корпуса для паровых котлов и генераторов. В 1894 сооружена рудообжигательная печь Вестмана и установлен паровой молот, в 1899 поставлен второй паровой молот, вододействующие молоты демонтированы. В 1897 завод соединен узкоколейной железной дорогой с Висимо-Уткинским и Черноисточинским заводами, что значительно улучшило его транспортные возможности.

В 1899 при доменной печи установлен новый воздухонагревательный аппарат вертикально-трубчатой системы, в 1901 поставлена новая, более мощная воздуходувная машина, приводившаяся в движение водяной турбиной в 85 л.с. В 1900 для прокатки сортовой болванки поставлена новая горизонтальная паровая машина в 250 л.с. Было обновлено паровое, газогенераторное, гидротехническое и энергетическое хозяйство. Старые слабосильные паровые машины заменены 2 новыми общей мощностью в 260 л.с., из водяных колес оставлено только одно мощностью в 60 л.с.

В 1900 – 1901 проведен капитальный ремонт заводской плотины, перестроены ее весенний и рабочий прорезы. В 1903 произведен капитальный ремонт доменной печи, перестроены ее горн и шахта. В 1900 завод имел одну домну с горячим дутьем, 5 пудлинговых и 3 сварочные печи, 2 паровых молота, 2 прокатных стана, выплавил 448,7 тыс. пуд чугуна и изготовил 361,6 тыс. пуд пудлинговых кусков. На заводе было занято 865 рабочих — 162 на заводских производствах, 703 — на вспомогательных работах. Технические нововведения и капитальный ремонт некоторого оборудования, осуществленные на заводе на рубеже ХIХ – ХХ вв., не ликвидировали его общую техническую отсталость.

Экономический кризис 1900 – 1903 и последующая промышленная депрессия стали для завода тяжелым испытанием. Ввиду падения цен и спроса на сортовое железо, железоделательное производство было остановлено. В 1902 завод изготовил 422 тыс. пуд железа, в 1903 — только 35 тыс., после чего работы по железному производству прекратились. Выплавка чугуна в 1903 сократилась до 174 тыс. пуд, затем снова поднялась до докризисного уровня, составив в 1904 — 444 тыс. пуд, 1906 — 525 тыс., 1907 — 441 тыс. В 1908 выплавлено только 46 тыс. пуд. Число рабочих на заводе к 1904 сокращено до 85 (48 остались при продолжавшей действовать доменной печи и мелких производствах, 37 — на вспомогательных работах). Исключительно большим было сокращение числа рабочих на вспомогательных работах по заготовке угля, дров, перевозках и т.п.: на таких работах в заводе было занято в 1886 — 1194 чел., 1895 — 809, 1900 — 703, в 1904 — только 37 человек.

Заводовладельцами, ввиду чрезвычайных финансовых затруднений, в 1908 – 1909 был разработан «план реорганизации демидовских заводов», который предусматривал проведение жесткой концентрации и специализации производства, сосредоточение металлургического производства на трех крупных ведущих заводах и закрытие мелких заводов с устаревшей техникой, к числу их был отнесен и Висимо-Шайтанский завод. В 1909 и 1910 завод не работал.

С началом нового промышленного подъема накануне Первой мировой войны доменное производство возобновлено, было выплавлено чугуна: в 1911 — 478,6 тыс. пуд, 1912 — 653,2 тыс., 1913 — 646,4 тыс., 1914 — 688,9, в 1915 — 368 тыс. пуд. Однако трудности военного времени, нехватка рабочей силы для заготовки руды и топлива, разруха на транспорте, трудности с доставкой сырья сделали продолжение деятельности завода невозможным. В 1915 завод как устаревший и нерентабельный был окончательно закрыт, оборудование демонтировано, большая часть его перевезена на Верхнесалдинский завод.
Интересные факты:
Акинфий Демидов начал строительство Висимо-Шайтанского завода в 1739 году без официального разрешения властей. Указ Берг-Директориума был получен только в октябре 1741 года.
Основу населения посёлка Висимо-Шайтанского завода изначально составили проживавшие в этих краях старообрядцы и «пришлые люди», однако для пополнения рабочей силы в 1760-е годы Демидовы переселили в Висим своих крепостных крестьян из Центральной России: из-под Арзамаса и Нижнего Новгорода.
В 1820-е годы население посёлка Висимо-Шайтанского завода пополнилось переселенцами – крепостными крестьянами из Тульской и Черниговской губерний. Сложились знаменитые «три конца»: Кержацкий (старообрядческий), Туляцкий и Хохляцкий (черниговские крестьяне).
Анатолие-Николаевская церковь в Висиме была выстроена в 1895 году по проекту главного архитектора Екатеринбурга Сергея Козлова (автор таких известных екатеринбургских сооружений, как Царский мост и Водонапорная башня на Плотинке).
Несмотря на закрытие завода в 1915 году, посёлок долгое время (до 1933 года) назывался по имени завода – Висимо-Шайтанском, затем был переименован в Висим. А станция узкоколейной железной дороги в Висиме называлась «Висимо-Шайтанск» вплоть до закрытия дороги в 2000-х гг.
В Висиме в 1983 г. снимался двухсерийный фильм «Демидовы» режиссера Ярополка Лапшина. Среди узнаваемых мест в фильме – заводская плотина, которая «играла роль» плотины Невьянского завода.
Литература и источники:

  1. Гаврилов Д.В. Металлургические заводы Урала, XVII-XIX вв, Екатеринбург, 2001.
  2. Нижнетагильские и Луньевские заводы П.П. Демидова. Н.Новгород, 1896.
  3. Рундквист Н., Задорина О. Свердловская область. От А до Я: Иллюстрированная краеведческая энциклопедия. — Екатеринбург: Квист, 2009
  4. Чупин Н.К. Географический и статистический словарь Пермской губернии. Пермь, 1873.
Пристань
Сулём
Спуск барок на Чусовой,
фото Метенкова, 1893
Историческая справка

Место нахождения объекта:

село Сулём


Сохранность:
Плотина, перегораживавшая в XVIII и XIX вв. устье р. Сулём не сохранилась – срыта в середине ХХ века, как мешавшая сплаву леса по Сулёму. В селе находится музей под открытым небом, сооруженный местными жителями П.И. Гилёвым и П.А. Шмаковым. Тут, в частности, можно увидеть массивные чугунные «лоты» - якоря, замедлявшие и направлявшие движение барок во время сплава.


Координаты:
57.538054, 59.128724 (устье р. Сулём)
Село на берегу реки Чусовой, при впадении в неё реки Сулём, было основано русскими переселенцами во второй половине XVIII века (иногда в литературе встречается неподтвержденная дата - 1671 год). В 1715 году правый берег реки Чусовой в этих местах был передан во владение Демидовым. В 1735 году в Сулёме (эта дата и является официальным годом основания села) началось строительство пристани для отправки грузов демидовских заводов. С этой целью Акинфий Демидов завёз в Сулём крепостных из Центральной России.

Пристань была построена у устья реки Сулём в 1743 году и сразу стала основной точкой отправки «Железных караванов» с продукцией Невьянского чугунолитейного и железоделательного завода. Для спуска барок на вешнюю воду использовалась запруда, построенная в устье перегороженной плотиной реки Сулём.
Пристань в Сулёме использовалась не только для отправки продукции «гражданского назначения» - связного, прутового, кровельного железа и прочей продукции демидовских заводов, но и для отправки военных грузов. В частности, Демидовы были обязаны поставлять казне отливаемые на их заводах артиллерийские орудия и другие военные припасы. В частности, Невьянским чугуноплавильным и железоделательным заводом было поставлено Адмиралтейству: в 1721 — 22 пушки, в 1727 — 137, в 1728 — 15 пушек, по заказу 1742 — 413 пушек и ядра к ним, в 1739 – 1747 — 1744 штук якорей. О росте поставок продукции завода казне и на рынок в связи с основанием Сулёмской пристани свидетельствует число судов, отправленных одним только Невьянским заводом в весенних караванах: в 1706 — 7, 1723 — 13, 1733 — 37, 1745 — 62 судов. Обязательные поставки с частных заводов были отменены Манифестом 21 мая 1779.

После строительства Усть-Уткинской пристани в 1770-е годы, а также после перехода Невьянского завода во владение семьи Яковлевых, значение Сулёмской пристани постепенно снижается.

Помимо пристани для отправки караванов, в Сулёме действовал причал для «транзитных» барок, следовавших от пристаней, расположенных выше по Чусовой. В частности, тут останавливались барки, шедшие от Уткинской пристани с продукцией Екатеринбургского монетного двора, механической и гранильной фабрики Екатеринбурга, также продукцией заводов Каменского, Сысертского и Верх-Исетского горные округа.

Причал в Сулёме последний раз был перестроен в 1898 году. С конца XIX века в связи с развитием железнодорожного сообщения отправка барок по Чусовой становится всё более редким делом. Местное население, ранее занятое преимущественно на постройке барок, переориентировалось на отправку сплавного леса. Численность постоянного населения в Сулёме в течение ХХ века постоянно снижалась, составив к нашим дням всего лишь около 50 человек.
Интересные факты:
Село Сулём расположено на обеих берегах реки Чусовой. Для доступа на левый берег жители ранее пользовались пешеходным мостом.
Название «Пристань» всё еще используется для обозначения части села, примыкающей к устью реки Сулём.
На берегу Чусовой близ устья р. Сулём находятся обнажения известняков, в которых нетрудно обнаружить палеонтологические древности – окаменелые следы морских беспозвоночных мелового периода.
По пути на Чусовой сплавщиков поджидали … «пираты». Жители деревни Пермяковой специально заманивали неопытных сплавщиков в узкую протоку между островом Золотой и берегом, где барки садились на мель. Жители деревни вымогали плату за перегрузку металла, либо просто грабили сплавщиков.
Литература и источники:

  1. Вяткин М. П. Горнозаводской Урал в 1900—1917 гг. — М.-Л.: Наука, 1965.
  2. Горнозаводская промышленность Урала на рубеже XVIII—XIX вв. Сборник документальных материалов. — Свердловск, 1956.
  3. Зенкова Л.В. Железные караваны // Страницы истории Каменска-Уральского. Сборник статей. – Каменск-Уральский, 2017.
  4. Путеводитель rekachusovaya.ru // Село Сулём и музей под открытым небом.
Пристань
Усть-Уткинская
село Усть-Утка, фото Прокудина-Горского, 1912 г
устье р. Межевой Утки и остатки Усть-Уткинской пристани, фото Прокудина-Горского, 1912
Пристань в селе Усть-Утка, фото конца 19 века
Историческая справка

Место нахождения объекта:

село Усть-Утка


Сохранность:
«Сухие» и «мокрые» гавани Усть-Уткинской пристани и их шлюзы не сохранились, однако их очертания видны на космоснимках. На месте бывших гаваней до сих пор можно встретить остатки лиственничных брёвен.


Координаты:
57.626290, 59.025663
(берег р. Межевой Утки, где располагалась пристань).
Село Усть-Утка – самый старый населенный пункт Свердловской области. Основано село еще до похода Ермака – в 1574 году, и первоначально служила роль сторожевой заставы на границе земель Строгановых. Вероятно, первые жители Усть-Утки были провожатыми в отряде Ермака, который продвигался по территории Урала через притоки Чусовой и Тагила в Сибирь.

Село расположено близ впадения в Чусовую р. Межевая Утка. «Межевая» - значит, пограничная («межа»), служившая границей между землями Строгановых и Демидовых. После постройки Висимо-Уткинского завода р. Межевая Утка вытекала из заводского пруда и служила удобным способом доставки продукции завода к р. Чусовой. Через Усть-Уткинскую пристань отправляли продукцию Висимо-Уткинского, Висимо-Шайтанского, Черноисточинского, Нижнетагильского и других демидовских заводов.

Пристань в Усть-Утке была построена в 1760е – 1770е гг. (не позднее 1771 г) и сразу стала крупнейшей их частных пристаней на Чусовой. Рядом с руслом Межевой Утки была построена сухая гавань, в которой в межсезонье строили барки. Весной шлюз в сухую гавань открывали и барки через «мокрую гавань» выходили в Чусовую. Для наполнения Межевой Утки водой в Висимо-Шайтанском и Висимо-Уткинском заводах накануне выхода барок открывали шлюзы в плотинах. До обустройства сухой гавани барки строили прямо на берегу около кромки воды, и по весне их сталкивали в реку. Этот процесс был чрезвычайно трудоёмким.

Часть полубарок загружали еще в Висимо-Уткинском заводе (там имелась небольшая пристань ниже заводской плотины) грузами весом до трех-четырех тысяч пудов (50-60 тонн) для провода по р. Межевой Утке, а в Усть-Утке их догружали до 100-150 тонн, либо перегружали продукцию на более крупные барки грузоподъёмностью до 200 тонн. Таким образом, Висимо-Уткинский завод служил своеобразным логистическим центром, до которого вёл гужевой тракт из Нижнего Тагила (а позднее – еще и узкоколейная железная дорога).

Отправляемые с Усть-Уткинской пристани барки строили тут же, на месте, в зимний период. Каждая барка была длиной в 40-50 метров. Экипаж одной барки – до 50 бурлаков, то есть матросов, один сплавщик и один водолив (человек, который отвечает за перевозимый груз). Сплавщик – капитан, он отвечает за команду и за безопасный проход барки по Чусовой. Среди бурлаков-гребцов выделяли «поносных» и «подгубщиков». Подгубщиками называли двух гребцов, стоящих на корме, они должны были быстрее остальных отреагировать на команду сплавщика. Поносные – четверо гребцов на носу барки, в их обязанности входило помогать подгубщикам быстро менять курс. Все сплавщики и водоливы набирались из местных, а бурлаки – из разных деревень как правило ниже по течению.
В сезон обычно отправлялось по 60-70 барок с металлом. Рекордным стал 1865 г. – тогда из Усть-Уткинской пристани отправили 119 судов почти с 15 тысячами тонн продукции демидовских заводов. С середины XIX века в устье Чусовой барки встречали пароходы, на которые перегружался металл, а пустые барки с помощью бурлаков волокли обратно (до этого барки были «одноразовыми» - их сплавляли по Каме до Волги, а дальше по Волге и по Оке барки тянули против течения бурлаками или шли на вёслах). В пути до Москвы «Железные караваны» находились около трёх месяцев – с конца апреля до конца июля.

Об устройстве Усть-Уткинской пристани и о населении села Усть-Утка красочно рассказал Мамин-Сибиряк в очерке «Бойцы», опубликованном в 1883 году. Село Усть-Утка и р. Межевая Утка он называет «Каменкой» (не путать с селом Каменка на Чусовой в Первоуральском районе).

«Каменка, одна из нижних чусовских пристаней, раскинула свои полтораста бревенчатых изб по крутому правому берегу в углу, который образовала с Чусовой бойкая горная речка Каменка. Моя комната была во втором этаже, и из окна открывался широкий вид на реку и собственно на пристань, то есть гавань, где строились и грузились барки, на шлюз, через который барки выплывали в Чусовую, лесопильню, приютившуюся сейчас под угором, на котором стоял дом, где я остановился, и на красовавшуюся вдали двухэтажную караванную контору, построенную на самом юру, на стрелке между Каменкой и Чусовой.

За рекой Каменкой, на низком, отлогом берегу, приткнулась маленькая деревушка, точно она сейчас вылезла из воды своими двумя десятками избушек и теперь сушилась на солнечном пригреве. Гавань устроена, вероятно, из островка или песчаной косы, которая образовалась в самом устье Каменки; нижняя часть этой косы была соединена с крутым берегом, на котором раскинулась пристань широкой плотиной. Берега гавани всплошную обставлены деревянными магазинами для склада металлов, строившимися и совсем готовыми барками; везде валялись бревна, сложенные в желтые квадраты, свежий тес, обломки сгнивших барок, кучи пакли, козла и платформы спущенных в гавань барок. Несколько огней, около которых варили смолу для барок, дополняли картину.

Весь берег был залит народом, который толпился главным образом около караванной конторы и магазинов, где торопливо шла нагрузка барок; тысячи четыре бурлаков, как живой муравейник, облепили все кругом, и в воздухе висел глухой гул человеческих голосов, резкий лязг нагружаемого железа, удары топора, рубившего дерево, визг пил я глухое постукивание рабочих, конопативших уже готовые барки, точно тысячи дятлов долбили сырое, крепкое дерево. И над всей этой картиной широкой волной катилась бесшабашная бурлацкая "Дубинушка", с самыми нецензурными запевами. Не успевал замереть в одном месте дружный окрик работавших бурлаков, как сейчас же с новой силой вставал в другом. Могучий вал самой пестрой смеси звуков гулким эхом отдавался на противоположном берегу и, как пенистая волна вешней полой воды, тянулся далеко вниз по реке, точно рокот живого человеческого моря.

Эта картина кипучей деятельности тысяч людей представляла неизмеримый контраст с тем глубоким мертвым сном, каким покоится пристань Каменка целый год, за исключением двух-трех недель весеннего сплава. Еще день или два, река взломает лед, и вместе с водой уплывет вся эта бешеная работа, неистовый шум и крик, и опять все будет тихо и мертво кругом вплоть до будущей весны».

После строительства в 1878 г. Уральской горнозаводской железной дороги, соединившей Пермь, Нижний Тагил и Екатеринбург, значение водного пути по Чусовой стало постепенно падать. В начале ХХ века отправка «Железных караванов» от Усть-Уткинской пристани прекратилась.
Интересные факты:
Барки на Усть-Уткинской пристани первоначально строили прямо на берегу возле реки, а весной их сталкивали в воду. Впоследствии были построены «сухие гавани», которые весной наполнялись водой через открываемые шлюзы.
Длина барки составляла 40-50 метров, грузоподъёмность – до 150 – 200 тонн. Нередко барки во время сплава разбивались на Чусовой об обрывистые берега, поэтому опасные для сплава скалы называли «бойцами».
В середине XIX в. мастеровой Нижнетагильского завода Максим Утёмов начал строительство парохода «Опыт» для плавания по р. Чусовой. С 1860 года пароход «Опыт» ходил от Усть-Уткинской пристани до устья Чусовой и водил за собой несколько барок. Впрочем, из-за мелководности Чусовой и сложности навигации использование парохода было очень затруднительным.
Путь «Железного каравана» от чусовских пристаней до Москвы по Каме, Волге и Оке занимал около трёх месяцев – с апреля до июля.
Литература и источники:

  1. Акифьева Н.В. Железные караваны на Чусовой. — Екатеринбург: Банк культурной информации, 2013.
  2. Архив экспедиции «Урал 2017» лицея №1553 им. В.И. Вернадского, запись У36.
  3. Мамин-Сибиряк Д.Н. Бойцы. Очерки весеннего сплава по реке Чусовой. // Мамин-Сибиряк Д.Н. Повести, Рассказы, Очерки. М.: Моск. рабочий, 1983.
  4. Село Усть-Утка. // История Нижнего Тагила от основания до наших дней. // Газета "Тагилка" от 05.11.2009. №22(80).
Верхнейвинский
чугуноплавильный и железоделательный завод
Историческая справка

Место нахождения объекта:

пос. Верх-Нейвинский


Сохранность:
Завод не сохранился. На базе бывшего завода работает филиал «Производство Сплавов Цветных Металлов» АО «Уралэлектромедь». Сохранилось здание заводоуправления постройки начала XIX века – «Дом-графин».


Координаты:
57.263666, 60.122904 (бывшая заводская плотина).
Один из старейших металлургических заводов Среднего Урала, действовавший с 60-х гг. XVIII в. до 1917 года.

Основан при реке Нейве, вытекающей из озера Таватуй, в 57 верстах севернее Екатеринбурга, на земле, пожалованной Петром I Никите Демидову. Место для постройки завода выбрано Акинфием Никитичем Демидовым, но, установив, что потребуется сооружать очень большую плотину, он отказался от своего замысла. Разрешение на строительство получено от Берг-коллегии Прокопием Акинфиевичем Демидовым 9 июня 1760, однако к строительству не приступили из-за спора за место под завод с А.С. Строгановым. Только 3 апреля 1762 Берг-коллегия решила спор в пользу Демидова. Сооружение завода началось в 1762, заложен фундамент под домну, возведена одна кричная фабрика с 2 молотами (из трех запланированных). В 1764 выковано первое железо, пущены молотовые для изготовления якорей. В 1769, ввиду финансовых затруднений, Прокофий Акинфиевич продал все свои заводы Савве Яковлевичу Яковлеву, который и завершил строительство. Число молотов было увеличено до 8, а затем до 9 штук. 13 июля 1772 вступила в действие домна.

Первоначально завод считался небольшим предприятием, предназначенным «для умножения» полосового железа. Среди других заводов он выделялся лишь грандиозной земляной плотиной, одной из самых больших на Урале, которая имела (по данным начала XIX в.) в длину 450 саж (960,1 м), в ширину внизу 40 (85,3 м), вверху — 18 саж (38,4 м), в высоту — 12 аршин (8,5 м). Пруд разливался на 12 верст и соединялся с озером Таватуй, образуя вместе с ним громадное водохранилище длиной 18 – 20 верст и шириной от 1,5-2 до 3 верст. Академик П.С. Палас (1770) отметил, что заводской пруд имел «ужасную обширность». Г. Махотин, составивший описание Невьянских заводов (1767 – 1770), сообщал, что плотина Верхнейвинского завода была «на великой длине, каковых мало в заводах и бывает». «Если представить себе столь огромную земляную с прочим ее укреплением и тройными шлюзами плотину, — писал А.С. Ярцев, — то коликое число конных и пеших работников к тому были употреблены и какой капитал еще, кроме фабричных и машинных зданий, вместить в оную надлежало, то и надобно удивляться предприимчивости и расторопности русского народа...».

Рудной базой завода служили высококачественный магнитный железняк с содержанием железа от 60 до 67 %, который доставлялся из Высокогорского рудника, находившегося в 75 верстах от завода, и бурый железняк из Староборского рудника, расположенного в 18 верстах от завода. Смесь высокогорской и староборской руды отличалась легкоплавкостью и давала чугун высокого качества, позволяющий выпускать превосходное листовое железо. Горновой огнеупорный камень привозился за 60 верст из Чирковской горы, с западного склона Уральского хребта. Завод пользовался обширными лесными массивами, приписанными к Невьянскому заводу.

Хорошая обеспеченность гидравлической энергией, высококачественными рудами, лесными ресурсами, благоприятная рыночная конъюнктура во второй половине ХVIII в. позволили заводу добиться высокой производительности и занять заметное место среди уральских заводов. Было выплавлено чугуна в 1770 — 180 тыс. пуд, в 1780 — 123,6 тыс., в 1788 — 205 тыс., в 1791 — 170,7 тыс. Железа было изготовлено в 1780 — 37,1 тыс. пуд, в 1800 — 51,1 тыс. В 1777 оборудование завода состояло из 1 доменной печи, 16 кричных горнов и 8 молотов для ковки полосового и колотушечного железа, 1 молота и 1 стана для резки и плющения железа. После смерти Саввы Яковлевича Яковлева и раздела его владений между наследниками, завод с 1788 оказался в руках Ивана Саввича Яковлева и его потомков, владевших им до 1911, вошел в группу заводов, составивших Верхисетский горный округ. Согласно Генеральному описанию 1797, на заводе имелись доменная фабрика с 1 доменной печью, три молотовых фабрики с 15 кричными горнами и 7 молотами. При заводе находилось крепостных мастеровых и работных людей 820, приписных крестьян не было. В конце ХVIII в. завод ежегодно в среднем выплавлял по 120 тыс. пуд чугуна и выковывал по 40 тыс. пуд железа. Поскольку заводские устройства не справлялись с переработкой всего полученного чугуна, в 1804 в одной версте ниже по течению Нейвы был пущен вспомогательный к Верх-Нейвинскому передельный Нижний Верхнейвинский завод, состоявший из кричной фабрики с 8 горнами и 8 молотами и катальной фабрики с плющильным станом. Верхнейвинские заводы превратились в крупных по тому времени производителей листового железа.

На рубеже XVIII – XIX вв. завод подвергся серьезной реконструкции. В 1807, по описанию берг-инспектора П.Е. Томилова, он уже имел каменную доменную фабрику с одной доменной печью, снабженной четырьмя чугунными мехами, приводимыми в действие одним колесом. Домна давала в сутки от 400 до 600 пуд чугуна, выход чугуна из руды составлял от 55 до 60%. Строилась каменная кричная фабрика. Две каменные фабрики изготовляли листовое железо, в них располагались 2 прокатных стана, 4 калильных печи, 5 молотов: 3 — боевых и 2 — гладильных, проковывалось и прокатывалось дощатое 1 1/2 аршинное (1,07 м) и 2-х аршинное (1,42 м) железо. Ниже плотины на прорезе находилась небольшая плотина, при которой работала деревянная гвоздильная фабрика с 3 молотами и 3 горнами, 1 подливным колесом с «голландскими» мехами. Кроме того, значатся каменная кузница, деревянные лесопильная мельница, меховая, кирпичный сарай. Руду завод по-прежнему получал из Высокогорского и Староборского рудников. Обнаружились трудности с топливом: ближайшие леса были вырублены на расстоянии от 5 до 25 верст. На состоянии топливной базы сказывалась скученность вокруг Невьянска большой группы заводов, что привело к быстрому истощению лесов Невьянской дачи. По 5-й ревизии (1794) за заводом числилось 1015 душ мужского пола крепостных мастеровых работных людей (том числе: собственных заводовладельца — 435, вечноотданных — 544), в заводских работах обращалось 685 человек.

В первой половине XIX в. выплавка чугуна оставалась на уровне конца XVIII в., а выделка железа увеличилась более чем в 2 раза, улучшились технико-экономические показатели. Доменная печь имела высоту в 15 аршин (10,7 м), ширину в распаре — 4 аршина (2,8 м), одну фурму, цилиндрические чугунные меха, выплавляла в сутки по 750 – 780 пуд чугуна. В домну засыпали высокогорскую руду в смеси со староборской. На 1 куб. аршин угля выплавлялось 3 пуд 19 фунтов чугуна. По экономичности доменное производство в заводе занимало первое место среди уральских чугуноплавильных заводов. Было введено литейное производство, из чугуна отливались меховые цилиндры, валки для прокатных станов, молоты, наковальни, считавшиеся лучшими по своим качествам. Часть чугуна отправлялась для передела в железо на Шуралинский, Шайтанский и Сылвенский заводы.

Число кричных молотов было сокращено до 9 (из них было действующих 7, запасных — 2), имелось 8 кричных горнов с чугунными цилиндрически мехами. Технико-экономические показатели железоделательного производства были менее благоприятными. Угар чугуна при переделе его в железо составлял 32,9 %, на 1 куб. аршин угля выковывалось только 37 фунтов железа (на 45 % меньше, чем на лучших уральских железоделательных заводах). Выковывалось полосовое железо, поступавшее затем на передел в листовое. Листовое и шинное железо Верхнейвинского завода считалось исключительного качества. По 7-й ревизии (1815) при заводе числилось 1249 крепостных мастеровых и работных людей (собственных заводовладельца — 579, вечноотданных — 670). Производительность завода имела неустойчивый характер. В 1823 выплавлено чугуна 174 тыс. пуд, в 1827 —56 тыс., в 1859 — 97 тыс. пуд; железа выковано в 1823 — 84 тыс. пуд, в 1859 — 111 тыс.
В 1810 – 1850-х гг. завод стал главным предприятием промышленного комплекса, в который вошли в качестве вспомогательных к нему передельные заводы Нижне-Верхнейвинский, Нейвинскорудянский и Нижнерудянский. Чтобы усилить энергетическое хозяйство, были поставлены паровые машины. Накануне падения крепостного права оборудование завода составляли: 1 доменная печь, 1 вагранка, 2 кричных горна, 1 горн для изготовления стали, 2 кричных молота, калильные печи: 2 раскатных, 5 листоотделочных, 1 воздушная стальная, 9 листоделательных молотов — боевых и гладильных, 23 ручных кузнечных горна, 27 водяных колес, 1 турбина и 1 паровая машина.

В 1860 на заводе (вместе со вспомогательными) было выплавлено 154,4 тыс. пуд чугуна, выковано 141,3 тыс. пуд кричного железа, изготовлено 78,3 тыс. пуд железа, в т.ч. 74,8 тыс. пуд (95,5%) листового глянцевого. Употреблялось в работы людей — 1865 человек.

Отмена крепостного права в 1861, несмотря на уход с завода после перехода на вольнонаемный труд некоторой части рабочих, не отразилась сколько-нибудь заметно на деятельности завода. Однако ограниченное количество топливных ресурсов, ввиду истощения окружающих лесов и необходимость обеспечить горючим в первую очередь кричное и листопрокатное производство, заставили свернуть, а затем и совершенно прекратить выплавку чугуна.

Выплавлено было в пореформенный период чугуна: в 1861 — 164 тыс. пуд, 1868 — 81 тыс., 1869 — 118 тыс., 1870 — 10 тыс., 1871 — 75 тыс., 1873 — 100 тыс. В среднем в 1868 — 1873 в год выплавлялось приблизительно по 65 тыс. пуд. После этого в 1873 домна была окончательно остановлена. Завод всецело превратился в железоделательный и сосредоточил свою деятельность на изготовлении листового железа.

В пореформенный период были осуществлены некоторые технические усовершенствования. В 1865 водяные колеса при двух раскатных станах заменены мощной по тому времени водяной турбиной Жонваля в 80 л. с., построена чугунолитейная отражательная печь, устраивалась механическая фабрика для ремонта заводских механизмов. В 80-е гг. число водяных колес с 12–13 сокращено до 7, установлены 4 новые водяные турбины общей мощностью в 154 л.с., 4 паровые машины общей мощностью в 62 л.с.; число кричных горнов сокращено с 10 до 6, поставлены 4 паровых молота. С целью экономии древесноугольного топлива в листоотделочной фабрике стал применяться торф. В 1900 построены газовая листообжигательная печь и генератор, в 1901 установлен листоотделочный молот, в 1902 — новые листообрезные ножницы.

В конце 90-х гг. XIX в. завод прокатывал как свою кричную болванку, так и доставляемую в количестве 125 тыс. пуд из Нижне-Верхнейвинского завода, изготовлял в год до 250 тыс. пуд листового железа, а также отливал валки для прокатных станов. Кричные куски прокатывались на узкую и широкую болванку на двух станах, приводимых в действие водяной турбиной Жонваля в 60 л.с. и паровой машиной Компаунд в 100 л.с.. Производство листового железа было доведено до высокой степени совершенства, оно проковывалось на пробойных молотах: красное — 1 раз, матовое — 2 раза, высших сортов — глянцевое и «американское» (шло на экспорт в Америку) — 5–6 раз, каждый раз с нагревом до светло-красного каления, тщательно сортировалось на 4 сорта. В 1889 на Парижской выставке глянцевое железо получило почетный отзыв, в 1896 на Нижегородской промышленной выставке награждено почетной грамотой. Но техника и технология его изготовления (проковка на пробойных молотах) была устарелой, архаичной, оно стоило слишком дорого, из-за своей высокой цены не могло конкурировать на рынке с дешевым листовым железом, изготовленным из мартеновского металла, и было ясно, что его производство доживает последние дни. В 1882 на заводе было занято 902 рабочих (302 — заводских, 600 — вспомогательных), в 1900 — 523 (333 — заводских, 190 — вспомогательных).

Владельцы завода связывали свои планы не с модернизацией заводского производства, а с развитием золотодобычи, разработкой золотых россыпей. Н.К. Егоров, член экспедиции Д.И. Менделеева, посетивший завод в 1899, сообщал: «При первых же шагах по заводскому двору, обширному и мало застроенному, издали бросились в глаза какие-то необычные для завода работы; оказалось, что тут добывают золото, и что весь завод стоит на золотом песке...» Золото добывалось даже в заводских цехах. На середине чугунолитейного цеха была устроена шахта, от которой отходило несколько штолен по простиранию пластов золотоносного песка, одна из штолен уходила под плотину.

Экономический кризис 1900 – 1903 и промышленная депрессия, падение цен на металлы и затруднения с его сбытом — тяжело отразились на положении завода, и до этого испытывавшего большие трудности из-за истощения лесов в заводской даче и хронического недостатка топлива. Производительность завода резко упала, в 1904 выковано только 30,2 тыс. пуд кричной болванки и изготовлено 29,4 тыс. пуд листового железа. Устаревшее, требовавшее огромного количества древесно-угольного топлива кричное производство в 1904 было остановлено.

С 1908 завод стал прокатывать мартеновскую болванку, доставляемую с Верхисетского завода и смог почти в 3 раза увеличить выпуск листового железа, которого было изготовлено: в 1908 — 358 тыс. пуд, в 1909 — 411 тыс., в 1910 — рекордное для завода количество — 791 тыс. пуд. Однако, с осуществлением производимой Акционерным обществом Верхисетских горных и механических заводов перестройки производственной деятельности округа и концентрацией производства на его главном заводе — Верхисетском, пуском на нем мощных листокатальных станов — поставки мартеновской болванки были сокращены (в 1911 завод изготовил 377 тыс. пуд листового железа, в 1912 — 175 тыс.), а в 1912 листопробивное производство на заводе ввиду его нерентабельности, устарелости и обветшания оборудования было «временно» приостановлено.

Были закрыты листокатальный и листобойный цеха и часть вспомогательных производств. Продолжали работать только чугуноплавильный и механический цехи, число рабочих на заводе сократилось до 380 человек. Производилась отливка прокатных валков, изготовлялись различные железные изделия, запасные части к машинам, торфяной инструмент. В годы Первой мировой войны завод изготовлял военные кухни, было возобновлено железоделательное производство, но в 1917 выделка железа была окончательно прекращена.

После Февральской революции в июле 1917 на заводе введен рабочий контроль, в сентябре 1917 создан Совет рабочих депутатов. После Октябрьской революции завод 16 января 1918 национализирован, управлять им стал Деловой Совет, состоявший из рабочих и служащих. В 1918 из рабочих завода сформированы три красногвардейских отряда, которые были отправлены на дутовский и чехословацкий фронты.

С окончанием гражданской войны в заводе велось чугунное литье и изготавливались разные железные изделия, но в конце 1925 постановлением Уралоблсовнархоза завод был окончательно закрыт. В его уцелевших зданиях разместились: построенная в 1929 – 1931 хромитообогатительная фабрика, оснащенная новейшим импортным оборудованием, позволяющим вырабатывать в год до 7 тыс. т концентрата с 50 % окиси хрома, и механический завод для обслуживания строительно-монтажных работ, имевший модельно-литейный, кузнечный и механический цехи. В период Великой Отечественной войны 1941 – 1945 на производственной базе завода был создан Верхнейвинский завод вторичных цветных металлов.
Интересные факты:
Заводская плотина Верхнейвинского завода – одна из самых протяженных на Среднем Урале. Земляная заводская плотина имела длину более 950 метров.
Благодаря полноводности Нейвы и большому размеру плотины, пруд Верхнейвинского завода разливался настолько широко, что соединился с озером Таватуй и образовал с ним единое огромное водное пространство.
Основной продукцией завода было листовое железо. Особенно качественное местное листовое железо, высокосортное, многократно прокованное, поставлялось на экспорт –преимущественно, в Северную Америку.
В годы Первой мировой войны завод производил полевые кухни для Российской императорской армии.
Литература и источники:

  1. Алферов Н.С. Зодчие старого Урала. Свердловск: Свердловское книжное издательство. 1960 г.
  2. Вяткин М.П. Горнозаводской Урал в 1900—1917 гг. М.-Л.: «Наука». 1965 г.
  3. Гаврилов Д.В. Металлургические заводы Урала, XVII-XIX вв., Екатеринбург, 2001.
  4. Холодова Л.П. История архитектуры металлургических заводов Урала второй половины XIX — начала XX вв. Учебное пособие. М. 1986 г.
Шуралинский
железоделательный завод
Историческая справка

Место нахождения объекта:

пос. Шурала


Сохранность:
Завод не сохранился: закрыт и разобран еще до революции. Среди «ровесников» завода – церковь Александра Невского (заложена в 1906 году) и здание церковно-приходской школы постройки конца 19 века (ул. Ленина, 14).


Координаты:
57.444096, 60.178034 (бывшая заводская плотина).
Старейший металлургический завод Среднего Урала, один из первых уральских демидовских заводов, действовавший с нач. XVIII в. до 90–х гг. XIX в. Основан Никитой Демидовичем Демидовым (Антуфьевым) на р. Шурале, в двух верстах от впадения ее в р. Нейву-Ницу, приток р. Туры, в 5 верстах к югу от Невьянского завода, в 96 верстах к северу от Екатеринбурга, на пожалованной Петром I земле. Завод строился на основании именного указа Петра I от 8 марта 1702, по которому Никите Демидову разрешалось на отведенной ему земле "леса рубить и угольё жечь и всякие заводы строить". Завод строился в качестве вспомогательного к Невьянскому заводу и должен был перерабатывать в железо чугун, выплавленный невьянскими домнами.

Академик И. Гмелин, посетивший завод в 1742, обнаружил в нем 2 молотовые фабрики, в каждой из которых помещалось по 2 кричных молота, 30 жилых домов. Завод не был обеспечен в достаточной мере водной энергией, из-за недостатка воды в заводском пруду часто останавливался, а в осенние и зимние месяцы прекращал работу. Выковывалось полосовое железо из чугуна, привозимого из Невьянского завода. Кроме недостатка водной энергии, завод испытывал нехватку топлива, поскольку уже вскоре был «обсечен» и лес находился от него «в дальнем расстоянии».

В середине XVIII в. вместо прежних обветшалых молотовых фабрик построены новые, в них находилось 8 больше кричных горнов и 4 кричных молота. Плотина имела длину в 144 саж (307,2 м), ширину — 11 (23,5 м), высоту 4 саж (8,5 м). По данным второй ревизии (1747), при заводе числились 134 души мужского пола, из них купленных заводовладельцами крепостных крестьян было 27 (20,2%), пришлых, «положенных в оклад по переписям» — 102 (76,1%). пришлых, «не помнящих родства» — 5 (3,7%). В 1757 при заводе и в деревнях Федьковке и Рассошной, в которых проживали вспомогательные рабочие, насчитывалась 441 душа мужского пола, из них собственных крепостных заводовладельцев было 27, прикрепленных к заводу по ревизским переписям 414.
После смерти Акинфия Никитича Демидова, завод в 1758 достался его старшему сыну Прокопию, который в 1769 продал его вместе с другими своими заводами Савве Яковлевичу Яковлеву. Завод вошел в состав Верх-Исетского горного округа Яковлевых, что привело к разрыву старых связей и установлению новых, экономически менее рациональных. Так, чугун для переработки, который завод получал из Невьянского завода, расположенного в 5 верстах, он стал привозить из Верхнейвинского завода, находившегося от завода в 20 верстах. По данным Генерального описания 1797, завод имел две молотовые фабрики с 8 горнами и 4 кричными молотами. При заводе находилось крепостных мастеровых и работных людей: собственных заводовладельца — 167, казённых — 32, всего — 199 душ мужского пола. Приписных крестьян завод не имел. Производительность завода была невелика: изготовлено железа в 1760 — 18,3 тыс. пуд, 1780 — 16,3, 1800 — 22,7 тыс. пуд.

В 1807, по описанию берг-инспектора П.Е. Томилова, на заводе имелась каменная молотовая фабрика с 8 кричными молотами и 8 горнами, снабженными чугунными цилиндрическими мехами. Водяных колес было: боевых — 8, меховых — 2. Земляная плотина, выложенная с нижней стороны серым камнем, была длину в 250 саж (533,4 м), ширину внизу в 16 (34,1 м), вверху в 10 саж (21,3 м), высоту в 6,5 аршин (4,6 м), пруд разливался в длину на 1,5 версты. При заводе числилось крепостных мастеровых собственных 173 душ мужского пола, также при нем находилось 35 душ мужского пола государственных крестьян. Приписных крестьян не было, все работы выполнялись собственными крепостными мастеровыми и вольнонаёмными рабочими.

В первой половине XIХ в. завод переживал период застоя. Выковывалось кричного железа ежегодно от 20 до 36 тыс. пуд, технические усовершенствования не осуществлялись. В 1859, оборудование завода состояло из 8 кричных и 4 кузнечных горнов, 9 водяных колес, из привезенного с других заводов чугуна выковано кричного железа 36 тыс. пуд. В 1860 энергетическое хозяйство завода составляли 7 водяных колёс, заводскими работами было занято 124 чел.

В пореформенный период значение завода еще более упало, в отдельные годы он не действовал. Продукция завода стала учитываться вместе с продукцией Верхнетагильского завода. Были осуществлены некоторые технические нововведения: старые кричные горны заменены контуазскими, вместо наливных колес установлены водяные турбины, старые кричные воздуходувные меха сменены на двудувные горизонтальные цилиндры, поставлены паровые машины. Однако уже в 1880–х кричный способ считался устаревшим, число кричных горнов было сокращено.

В 1890–х в документации и статистических данных завод как самостоятельное предприятие перестал упоминаться.


Интересные факты:
Название реки Шурала происходит, по разным версиям, от тюркского «шурале» - нечистая сила, а преданию – от местного старца, который шепеляво отвечал, откуда течёт река – «с Урала».
Окрестности посёлка богаты золотоносными песками. Добыча золота в Шурале началась во второй половине XIX века и продолжается до сих пор.
Церковь Александра Невского в Шурале – редкий образец неоклассики в храмовой архитектуре начала ХХ века.
Необычная достопримечательность села Шурала – дом по адресу ул. Советов, 51, украшенный узорами из тысяч разноцветных пластиковых пробок.
Литература и источники:

  1. Гаврилов Д.В. Металлургические заводы Урала, XVII-XIX вв., Екатеринбург, 2001.
  2. Приходы и церкви Екатеринбургской епархии. — Екатеринбург: Братство Св. Праведного Симеона Верхотурского Чудотворца, 1902.
  3. Рундквист Н., Задорина О. Свердловская область. От А до Я: Иллюстрированная краеведческая энциклопедия. — Екатеринбург: Сократ, 2009.
Верхнетагильский
чугуноплавильный и железоделательный завод
Историческая справка

Место нахождения объекта:

г. Верхний Тагил


Сохранность:
Завод не сохранился: закрыт в 1917 году, его остатки уничтожены во время строительства Верхнетагильской ГРЭС в 1950-е годы. Среди зданий-«современников» завода сохранилось здание заводоуправления (ныне почта, ул. Фрунзе, 185), бывший «господский дом» конца XIX века (полузаброшен), Знаменский храм (1876) и другие здания.


Координаты:
57.378117, 59.963102 (бывшая заводская плотина).
Один из старейших металлургических заводов Среднего Урала, «демидовский», действовавший с 1720-х гг. до 1917. Основан Никитой Демидовичем Антуфьевым (Демидовым) в верховьях р. Тагил, впадающей в р. Туру, приток р. Тобола, на пожалованной Петром I земле. Завод должен был обеспечить дополнительным чугуном Невьянский промышленный комплекс Демидовых. Разрешение на строительство завода дано Берг-коллегией в 1716. Строительство началось в мае 1718, пущен завод в январе 1720. Были сооружены две домны (одна запасная) и 4 молота. Земляная плотина имела длину 76 саж (162,1 м), ширину у основания — 20 (42,7 м), по верху — 15 саж (32 м), высоту — 12 аршин (8,5 м), пруд разливался на три версты. Руда, магнитный железняк с содержанием железа от 60 до 67 %, доставлялась с Высокогорского рудника за 75 верст, бурый железняк — из Староборского рудника за 20 верст. Уголь привозился из куреней с расстояния от 2 до 13 верст. Для защиты от набегов кочевников завод был окружен деревянной крепостной стеной. Завод считался по тем временам крупным предприятием, в первые десятилетия своего существования ежегодно выплавлял от 30 до 90 тыс. пуд чугуна, выковывал по 30–40 тыс. пуд полосового кричного железа. Также имелись якорная фабрика и цех для сверления и обточки пушек. В 1757 при заводе находилось 436 крепостных душ мужского пола и 429 приписных крестьян.

Однако, несмотря на неплохие показатели, первая половина XVIII века отличалась нестабильностью производства. Бывали годы резких подъёмов и столь же резких спадов. Дело в том, что работа металлургических предприятий того времени очень сильно зависела от внешних факторов. Прежде всего, конечно, это разного рода природные явления, которые приводили к изменению уровня воды в заводском пруду. Любое неожиданное колебание уровня воды сразу же отражалось на работоспособности плотины, водяных колёс и ларей. Сам Акинфий Никитич, направляя в Берг-коллегию сведения о своих заводах, указывал на то, что «бывают неравные годы против года остановки яко в малодождневные и сухие лета от умаления в прудах воды…».

На деятельность производства сильно влиял и «человеческий фактор». Об этом также сообщает заводовладелец, обращая внимание властей, что простой происходит и «во время рекрутских наборов от разбега людей, за неприуготовлением угля, от взятия приказчиков, мастеровых и работных людей». Впрочем, человеческий фактор проявлял себя и в действиях руководства предприятия. В «Книге мемориальной о заводском производстве Григория Махотина» приводится письмо Акинфия Демидова к управляющему Верхнетагильским заводом. В письме Акинфий Никитич обвиняет управляющего и его приказчиков в том, что они не изменили порядок работы домны, хотя дважды получали напоминание об этом. «Либо вы не выполняете моих указаний…либо такие дураки, что сами не видите того, о чём я писал» - обращается Демидов к руководству завода.
После смерти Акинфия Никитича Демидова завод в 1758 достался его сыну Прокопию, который в 1769 продал его вместе с другими своими заводами Савве Яковлевичу Яковлеву, с 1788 владельцем завода стал Иван Саввич Яковлев, в руках которого и его наследников (в числе которых была его внучка графиня Н.А. Стенбок-Фермор) завод находился до 1911. С переходом к Яковлевым и пуском в 1776 вспомогательного передельного Вогульского завода Верхнетагильский завод стал центром самостоятельного промышленного комплекса. По данным 1770 года, заводская плотина, построенная «в давних годах», была длину 90 саж (192 м), ширину — 17 и 27 (36,3 и 57,6 м), высоту — от 2 до 4 саж (4,26–8,5 м). Домны имели высоту 11 аршин (7,8 м). В 1797 имелись доменная фабрика с одной доменной печью и четыре молотовые фабрики с 18 кричными горнами и 9 молотами. Было занято крепостных мастеровых и работных людей: собственных заводовладельца — 966, казенных — 50. Приписных крестьян не было.

На рубеже XVIII – XIX вв. производительность завода «за малоимением в пруде воды» была очень неравномерной. Было выплавлено чугуна: в 1760 — 140,4 тыс. пуд, 1780 — 114 тыс., 1788 — 176,5 тыс., 1800 — 163,4 тыс., в 1805 — 106,7 тыс. пуд; изготовлено железа: в 1760 — 35,4 тыс., 1780 — 41,5 тыс., 1800 — 57,3 тыс. пуд. В 1807, по описанию берг-инспектора П.Е. Томилова, завод состоял из каменной доменной фабрики с одной доменной печью, снабженной цилиндрическими чугунными мехами, и двух каменных кричных фабрик с 13 горнами и 14 молотами, дощатым станом. Ковалось полосовое железо. Энергетическое хозяйство представляли 17 водяных колес: 14 боевых и 3 меховых. За заводом числилось: крепостных — 447, вечноотданных — 375, всего 822 человек.

В первой половине ХIХ в. завод переживал период застоя, его производительность оставалась на уровне, достигнутом на рубеже XVIII – XIX вв. В 1827 завод выплавил 163,8 тыс. пуд чугуна. Его доменные печи имели высоту в 14 3/4 аршина (10,5 м), ширину в распаре — 4 3/8 аршина (3,1 м). Плавилась руда со средним содержанием железа в 58%. Технико-экономические показатели по сравнению с началом века несколько улучшились, но оставались невысокими: угар чугуна при переделе его в железо составлял 33% (в 1806 — тоже 1/3), на выплавку 1 пуд чугуна употреблялось 1 пуд 9 фунтов угля (в 1806 — 2 пуд), на выковку 1 пуд железа — 4,65 пуд угля (в 1806 — до 5 пуд). Чтобы восполнить недостаток гидроэнергии в конце 1850-х гг. были поставлены паровые машины. Накануне падения крепостного права, в 1860, на заводе имелось 19 водяных колес, 4 паровых машины общей мощностью в 36 л.с., выплавлено чугуна 177,5 тыс. пуд, выковано кричного железа 57,9 тыс. пуд. Заводскими работами было занято 778 чел.

В пореформенный период осуществлены значительные технические усовершенствования. В 60-х гг. XIX в. вместо части наливных водяных колес установлены водяные турбины. Число водяных колес к концу XIX в. сокращено до 2. В 1890-х гг. введено печное углежжение. В 1887 доменная печь повышена на 7 футов и переведена на горячее дутье, в 1899 перестроена с основания и повышена еще на 7 футов, так что ее высота достигла 57 футов (24,4 аршина, или 17,4 м). В 1900 действовали 2 водяных колеса мощностью 40 л.с., 3 водяных турбины в 265 л.с. и 3 паровых машины в 160 л.с. Число кричных горнов было сокращено до 9, установлены 4 паровых молота и 5 прокатных станов. Выплавка чугуна с 209,2 тыс. пуд в 1885 поднялась до 420,1 тыс. в 1890 и 634,3 тыс. пуд в 1900; выковано кричного железа: в 1885 — 111,1 тыс. пуд, 1890 — 144,8 тыс., в 1900 — 146,3 тыс. пуд.

В годы экономического кризиса 1900 – 1903 и последующей промышленной депрессии завод, изготовлявший преимущественно одно сортовое железо, спрос на которое в годы кризиса резко упал, оказался в тяжелом положении. В 1904 выплавлено только 424,7 тыс. пуд чугуна и выковано 87,1 тыс. пуд кричного железа. В 1910 завод перешел во владение Акционерного общества Верхисетских горных и механических заводов бывшего Яковлева, которое произвело коренную перестройку всей производственной деятельности округа, выразившуюся в концентрации производства на главном заводе округа — Верхисетском, специализации заводов, закрытии архаичных производств. Кричное производство с его устаревшим и обветшавшим оборудованием было прекращено, в 1910 остановлена доменная печь.

В период Первой мировой войны доменное производство было возобновлено, но из-за трудностей в снабжении рудой и топливом уже в 1916 выплавка чугуна стала резко падать, а в 1917 завод окончательно закрыт. Оборудование с завода было увезено в Верхисетский, Невьянский и Калатинский заводы.
Интересные факты:
Помимо традиционного вспомогательного производства – ковки железа из выплавляемого чугуна – между Невьянским и Верхнетагильским заводами в первой половине XVIII века была организована необычная кооперация: на Верхнетагильском заводе сверлили стволы пушек, отлитых в Невьянске.
Маловодие реки Тагил сильно влияло на производительность Верхнетагильского завода. По этой же причине на заводе одними из первых на Урале появились водяные турбины вместо водяных колёс: уже в 1860-е годы.
По слухам, от здания «господского дома» на правом берегу р. Тагил шли подземные ходы аж до Невьянской наклонной башни, до которой более 20 км.
Литература и источники:

  1. Гаврилов Д.В. Металлургические заводы Урала, XVII-XIX вв., Екатеринбург, 2001.
  2. Геннин В. Описание Уральских и Сибирских заводов. 1735 г. – М., 1937.
  3. Кафенгауз Б.Б. История хозяйства Демидовых. Т. 1 – М., 1949.
  4. ГАСО. Ф. 101, оп. 1, д. 391, лл. 65-68.
Мариинский
железоделательный завод
Историческая справка

Место нахождения объекта:

пос. Мариинск


Сохранность:
В селе Мариинск сохранилась деревянная плотина пруда Мариинского железоделательного завода – на сегодня это единственная деревянная заводская плотина демидовского завода в Свердловской области. Завод не сохранился (закрыт и разрушен в годы Гражданской войны), его остатки уничтожены в 1950-е гг. при устройстве Новомариинского водохранилища.


Координаты:
56.612220, 59.878859 (плотина заводского пруда)
Вспомогательное предприятие Ревдинского завода, специализировавшееся на производстве полосового, сортового, листового и кровельного железа.

Основан в 1840 на р. Ревда, притоке Чусовой, в 68 верстах к юго-западу от Екатеринбурга, в 25 верстах от Ревдинского завода. В начале 1840-х являлся собственностью Марии Денисовны Демидовой, позднее принадлежал собственникам Ревдинского горного округа. В 1841 на предприятии имелось 6 кричных горнов, 6 кричных молотов, четырехцилиндровая воздуходувная машина, обслуживавшая 6 огней. Из-за недостатка воды завод обычно действовал 7–8 месяцев в году. В 1841 из 81 тыс. пуд чугуна, доставленного с Ревдинского завода, изготовлено 58,4 тыс. пуд полосового железа, при этом использовано 9,2 тыс. коробов древесного угля. Древесный уголь заготавливался в даче Ревдинского завода. В 1860 на заводе существовали кричная и пудлинговая фабрики, в последней находились 4 пудлинговые печи и 1 сварочный молот, произведено 70,3 тыс. пуд железа, которое в основном отправлено на Нижегородскую ярмарку. На заводе трудилось 76 рабочих.

На рубеже 1860–1870-х гг за заводовладельцами накопилось большое количество казенных долгов, Ревдинские заводы оказались под опекунским управлением. Производство велось в самых ограниченных размерах, казенные долги из-за неплатежа прежних ссуд и текущих податей продолжали накапливаться. Завод приносил убытки. В феврале 1870 объявлены торги на Ревдинские заводы, но на них никто не явился. В 1873 завод в составе Ревдинского округа перешел к М. Пермикину, попытавшемуся начать обновление производственных мощностей: организовано листокатальное производство с приготовлением кровельного железа, но этому моменту М. Пермикин оказался на грани разорения и в 1879 по его делам учреждено опекунское управление.

В 1870-х все заводские здания были деревянными, имелись 2 фабрики (кричная и пудлинговая), расположенные по обе стороны от вододействующего ларя. В кричной фабрике находились 1 горн с двумя огнями и 2 молота. Фабрика часто не действовала из-за постоянной нехватки чугуна. Рядом с кричной находилось недостроенное здание токарной фабрики, а также недостроенный листокатальный стан. В пудлинговой фабрике имелись 3 двухместных пудлинговых печи, обжимной хвостовой молот, 1 недействующая калильная печь, построенная для прокатки из кричной болванки шинного или чернового листового железа. Рядом с печью располагался прокатный стан, приводимый в движение двумя наливными колесами. Имелись также 2 одноместные сварочные печи, которые давали за смену по 160 пуд пудлингового шинного железа. При печах находился прокатный стан с двумя парами валков, на котором каталось шинное железо, а также прокатный стан для прокатки мелкосортного круглого железа. При всех станах имелись ножницы.
Кроме того, существовали кузнечный горн, амбар для хранения железа и чугуна и двое весов, кирпичный сарай с обжигательной печью на 12 тыс. штук красного кирпича, изба для выделки «белого» кирпича и печь для обжига на 4 тыс. штук. Красная глина добывалась непосредственно у сарая, а белая доставлялась с Бисертского завода. Заводская плотина со спусковым прорезом на 6 запоров имела длину около 150 сажен (319,5 м), полный скоп воды составлял 10 аршин 4 вершка (7,3 м). С Ревдинского завода на Мариинский поступали как чугун, так и пудлинговые куски, из которых производилось полосовое и сортовое железо. В свою очередь с Мариинского завода в Ревдинский отправлялись обрезки (около 10 тыс. пуд) и древесный уголь.


«Заводской пруд изобилен водою и служит хорошим запасным резервуаром воды для пруда Ревдинского завода, который сам по себе имеет важное значение при сплавке караванов по Чусовой. По заявлению местных жителей, из Мариинского завода возможен по р. Ревде к Ревдинскому заводу сплав не только плотов, но даже полубарок в 14 сажень длиною, с грузом в 3 тысячи пудов и обратный подъем их к Мариинскому заводу. Селение Мариинского завода расположено в яме; улицы грязны; в воздухе чувствуются какие-то тяжелые испарения. Главная масса хороших лесов Ревдинской дачи, состоящего из старого ельника, находится вблизи Мариинского завода», - свидетельствовал горный инженер И. Котляревский, посетивший Мариинский завод в 1860-е гг.

В 1880-х на заводе сделана попытка расширения ассортимента продукции: началось производство листового и кровельного железа: в 1884 его произведено 55 тыс. пуд, в то время как полосового и сортового — 43,4 тыс. В качестве двигателей использовались 4 водяных колеса общей мощностью в 120 л.с. и 2 турбины общей мощностью в 80 л.с. (данные 1883). На основных заводских работах было занято 85 чел., на вспомогательных — 23. В 1883 имелось 3 пудлинговых, 2 сварочных и 4 калильных печи, 5 кузнечных и якорных горнов, 3 вододействующих молота, 4 прокатных стана; произведено 115 тыс. пуд пудлинговых кусков.

Однако ставка на производство листового и кровельного железа не оправдалась, поскольку оно распродавалось далеко не полностью. Из-за проблем со сбытом этих сортов на заводе в 1890 остановлен листокатальный стан и прекратилось выделка листового железа. В 1890 из произведенных 93,9 тыс. пуд готового железа основную массу составляло полосовое и сортовое (86,8 тыс. пуд), остальное количество приходилось на обрезки. В этом же году по делам наследников М. Пермикина учреждено конкурсное управление, от которого в 1897 завод перешел к известному петербургскому предпринимателю В.А. Ратькову-Рожнову.

Новая смена владельцев не принесла существенных улучшений для завода, а с началом экономического кризиса 1900–1903 и последующим промышленным спадом произошло заметное сокращение объемов производства. В начале XX в. завод периодически останавливался, а затем возобновлял производство. В 1902 возобновлено производство листового железа (произведено 1,9 тыс. пуд), которое постепенно расширялось, вытесняя производство сортового железа.

Одновременно происходило сокращение количества пудлинговых печей. В 1905 действовали 1 пудлинговая, 1 сварочная, 3 калильных печи, 1 вододействующий молот и 1 прокатный стан. В качестве двигателей использовались 2 вододействующих колеса в 54 л.с. и 1 турбина в 75 л.с. (в 1910 — 1 колесо в 33 л.с. и 2 турбины в 200 л.с.). На основных работах трудилось 140 человек, на вспомогательных — 75. В 1907 установлена паровая машина мощностью в 100 л.с. для прокатного стана, в 1908 сооружены прокатный и листокатальный станы, в 1909 установлен второй листокатальный стан, а паровая машина перенесена на Ревдинский завод. В 1912 произведено 103,3 тыс. пуд готового железа. 13 сентября 1913 владельцем завода стал П. Солодовников, который уже в 1914 закрыл его «по причине убыточности производства».

17 марта 1918 декретом СНК завод национализирован, в период Гражданской войны оборудование разграблено, обветшало, цехи разрушены. После завершения гражданской войны, оценив масштаб разрушения и состояние основных фондов завода, требовавших больших капитальных вложений, его восстановление было признано не целесообразным. Завод был закрыт в 1921.


Интересные факты:
Поселение на месте будущего Мариинска возникло в конце 18 века, местные жители занимались углежжением для нужд близлежащего крупного Ревдинского чугуноплавильного и железоделательного завода.
Произведенный Мариинским заводом чугун отправлялся вниз по р. Ревде на полубарках для дальнейшего передела на Ревдинском чугуноплавильном и железоделательном заводе.
Пруд Мариинского завода служил «запасным» для Ревдинского и в случае необходимости спускался.
«Побочной продукцией» Мариинского железоделательного завода был кирпич: на заводе действовали обжигательные печи для красного (строительного) и белого (огнеупорного) кирпича.
Литература и источники:

  1. Котляревский И.П. Описание частных округов, назначенных к продаже за казенные долги (Ревдинский округ) // Горный журнал, 1870.
  2. План реконструкции метал. заводов Уральского региона в период перехода к НЭПу. М., 1922.
  3. В.П. Микитюк, В.А. Тюрин. Металлургические заводы Урала, XVII-XIX вв., Екатеринбург, 2001.
Ревдинский
чугуноплавильный и железоделательный завод
Историческая справка

Место нахождения объекта:

город Ревда


Сохранность:
деревянная плотина уничтожена в 1964 году, заменена железобетонной. На территории бывшего завода располагаются производственные площадки НЛМК-Урал.


Координаты:
56.794798, 59.938182 (бывшая заводская плотина)
Завод основан в 1734 Акинфием Демидовым на р.Ревда (приток р. Чусовая) на землях, купленных у башкир Катайской волости Сибирской дороги.

Строительство Ревдинского завода началось 2 мая 1732 г. Завод был построен за полтора года: уже 1 сентября 1734 г. завод выдал первый чугун. Этот день считается датой основания Ревды.

Неоднократно менял владельцев: с 1745, 1829, 1843 Демидовы, с 1805 А.В. Зеленцов, с 1817 А. и П. Зеленцовы, с 1819, 1879 казна, с 1835 Государственный заёмный банк, с 1873 Г.М. Пермикин, с 1897 В.А. Ратьков-Рожнов, с 1913 П.Г. Солодовников.

Входил в Ревдинский горный округ. В конце 18 века заводу принадлежало более 96 тыс. десятин земли. Имел 2 доменные печи, 20 горнов, 10 молотов, в конце 18 века — 2 доменные печи, 25 горнов, 11 молотов, 2 плющильных стана, в начале 20 века — 2 доменные, калильную, отражательную, 6 пудлинговых, 3 сварочные печи, 3 молота, 4 прокатных стана, 18 кузнечных горнов.

В конце 18 века на заводе числилось крепостных крестьян — 1996, приписных крестьян — 2374, в начале 20 века рабочих — 2140. В 1783-96 гг выплавлено 3124,8 тыс. пудов чугуна, среднегодовая производительность составила 240,9 тыс. пудов. В 1760 произведено 97 тыс. пудов чугуна и 59,5 тыс. пудов железа, 1800 — соответственно, 329,5 пуд и 76,4 пуд, 1860 — 649,5 пуд и 211,2 пуд, 1900 — 603,1 и 356,7, 1913 — 678,2 тыс. пудов чугуна, 740,3 тыс. пудов железа, 850,3 тыс. пудов стали.
Завод неоднократно потрясали народные волнения. В ходе Крестьянской войны 1773-75 гг. под предводительством Пугачева завод был занят восставшими, около 200 заводских крестьян присоединились к повстанцам. В 1800, 1824—26 и 1841 произошли волнения рабочих-углежогов, требовавших уменьшения объёмов поставок угля.

В конце 1840-х гг. введено пудлингование (до 1907). В конце 50-х гг. 19 века освоено медеплавильное производство (получено 4,3 тыс. пудов меди); в 1907 введено мартеновское производство.


Академик Безобразов, обозревавший Ревдинские заводы в 1867 г., пишет о них в своем отчете: «Главная причина расстройства – крайняя беспорядочность в заводоуправлении. Огромные суммы денег были брошены на всякого рода увеселительные заведения (в том числе, например, домашний театр) и постройки, возведение и содержание которых господствовали над всякими хозяйственными расходами, - не говоря уже о непроизводительной трате занятых денег за чертою имения, не оставившей никаких следов в самом имении. Хозяйственные затруднения, возникшие впоследствии с дороговизною провианта, и кризис, в отношениях к рабочим, потребовавший значительных наличных капиталов, нанесли последние смертельные удары этому расстройству дела, или лучше дали повод ссылаться на эти затруднения в оправдание расстройства хозяйства, которое нисколько от них не зависело, и - разве только, при произвольном распоряжении рабочею силою, могло бы несколько долее протянуться».

После начала Первой мировой войны на Ревдинском заводе выпускали снарядную сталь, металл для военных нужд (никелевый чугун и другие металлы), снаряды, проволоку. В 1915 к заводу подведена Пермская железная дорога.

После революции в 1918 году был национализирован. На базе Ревдинского завода впоследствии был создан метизно-металлургический завод.

С 1925 по 1930 находился в концессии у акционерного общества «Лена–Голдфилдс». В конце 1920-х гг. на заводе построены волочильный, гвоздильный цехи, цех оцинкования проволоки. Большого подъема производство достигло в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. В 1941 пущен в эксплуатацию шурупный цех, в 1943 построен новый мартеновский цех, организовано производство винтов, заклепок. Объем производства колючей проволоки возрос в 1941 более чем в 50 раз, резко увеличилось производство цепей, шплинтов. В годы войны завод выпускал продукцию для авиационной, танковой промышленности, гильзы для «Катюш».

В послевоенные годы завод подвергся коренной реконструкции. В 1949 вновь построены сталепроволочный цех, в 1951 — оцинковальный, в 1953 — гвоздильный. В 1956 проведена реконструкция прокатного цеха, были механизированы и автоматизированы многие производственные операции.

К концу 80-х годов в связи с реконструкцией завод превращается в крупнейшее предприятие страны по производству метизов, сохраняя свои позиции до сих пор.
Интересные факты:
К концу XVIII века Ревдинский завод был одним из крупнейших чугуноплавильных заводов того времени, выпуская 200-300 тыс. чугуна в год и уступая только Нижнетагильскому заводу.
Ревдинским кровельным железом, отличавшимся высочайшим качеством, покрыта крыша Вестминстерского аббатства в Лондоне.
Ревдинский завод неоднократно менял владельцев и даже находился некоторое время, после банкротства, в государственном управлении и в залоге банка. Причиной называлась «крайняя беспорядочность в управлении».
Каждый пятый шуруп, выпущенный в Советском Союзе, был произведён в Ревде на предприятии – наследнике демидовского чугуноплавильного завода – Ревдинском метизно-металлургическом заводе.
Литература и источники:

  1. Ревда в судьбах и лицах / Сост. А. Ф. Курочкин, Т. С. Рудометова. — Ревда, 1999.
  2. Курочкин А. Ф. Ревда. — Свердловск: Сред. Урал. кн. изд-во, 1984.
  3. Ревдинские были: Из истории Ревд. метизно-металлург. завода. — Свердловск: Кн. изд-во, 1960.
  4. Н. К. Чупин "Географический и статистический словарь Пермской губернии", 1873.
Бисертский
железоделательный завод
Историческая справка

Место нахождения объекта:

п.г.т. Бисерть


Сохранность:
Завод не сохранился. На его месте в советские годы построен завод «Уралсельмаш». Близко к чертежу 18 века сделана копия Бисертского завода, экспонируемая в краеведческом музее поселка (Ленина, 25).


Координаты:
56.863151, 59.063208 (бывшая заводская плотина)
Один из старейших заводов Западного Приуралья, действовавший как металлургический с 60-х гг. XVIII века до 1918.

Основан Григорием Акинфиевичем Демидовым на землях, купленных в 1741 Акинфием Никитичем Демидовым у ясачных татар и марийцев и построившем на р. Бисерти, притоке р. Уфы, мукомольную мельницу с тремя поставами. Место для постройки завода у Г.А. Демидова оспаривали барон А.С. Строганов, Н.Н. Демидов, граф Р.И. Воронцов, обер-прокурор Сената А.И. Глебов. Свое право на постройку завода на р. Бисерти Г.А. Демидов обосновал тем, что на принадлежавшем ему Уткинском заводе, расположенном в 50 верстах от Бисерти, 2 домны выплавляли такое количество чугуна, которое «за малостию молотов переделать невозможно». Берг-коллегия согласилась с доводами Г.А. Демидова и указом от 11 июня 1760 разрешила ему построить на р. Бисерти передельный завод с 2 действующими и 1 запасным молотами.

Завод был сооружен на плотине мукомольной мельницы, которая после перестройки и облицовки бутовым камнем, по измерениям начала XIX в. имела длину 255 саж (544,1 м), ширину внизу — 25 (53,3 м), вверху — от 17 до 20 саж (от 36,3 до 42,7 м), высоту — 10 аршин (7,1 м), напор воды у плотины «в полном скопе воды» — 8 аршин 10 вершков (6,1 м) и образовала огромный пруд, разлившийся на 6 верст. В 70-х гг. XIX в. дл. плотины равнялась 280 саж (597,4 м). Молотовая кричная фабрика была дл. в 16 саж (34,14 м), шир. — в 8 (17,07 м), в ней помещались 4 кричных горна, устанавливались молоты. Кроме уже существующей мукомольной мельницы построена лесопильная мельница на 2 рамы. Завод вступил в строй 5 ноября 1761, когда начал работать первый молот. В 1770 на заводе имелось уже 3 молота, к 1779 их число увеличилось до 6.

Предполагалось, что завод будет перерабатывать чугун Уткинского завода, но после смерти в 1761 Г.А. Демидова по разделу между его сыновьями завод достался, вместе с Ревдинским доменным заводом, младшему из его сыновей Петру Григорьевичу Демидову и стал переделывать чугун не Уткинского завода, отошедшего к Павлу Григорьевичу Демидову, а чугун Ревдинского завода. Ревдинский чугуноплавильный и Бисертский железоделательный заводы образовали единый хозяйственный комплекс, составивший основу Ревдинского горного округа, просуществовавшего до революции 1917.

На заводе было выковано железа: в 1766 — 26 тыс. пуд, в 1779 — 56,8, в 1800 — 65,4, в 1801 — 90 тыс. пуд. Завод превратился в достаточно мощный по тому времени передельный завод. Во время восстания под предводительством Е.И. Пугачева он оказался в зоне боевых действий, в январе 1774 без боя занят отрядами пугачевского атамана И.Н. Белобородова, двигавшимися от Кунгура на восток к Екатеринбургу, часть мастеровых и работных людей ушла с восставшими, завод не действовал в течение двух лет.

В конце XVIII в., по Генеральному описанию 1797, в заводе имелись две молотовые фабрики с 12 кричными горнами и 6 молотами. При заводе находилось 547 креп. мастеровых и работных людей. Для выполнения вспомогательных работ к нему были приписаны (совместно с Ревдинским заводом) 2258 душ мужского пола государственных крестьян четырех селений, находившихся на расстоянии от 141 до 175 верст.

В 1805 П.Г. Демидов, не проявивший достаточной предприимчивости и обремененный долгами, продал Ревдинские заводы, в их числе и Бисертский завод, коллежскому асессору и верхотурскому именитому гражданину А. 3еленцову. По описанию берг-инспектора П.Е. Томилова, составленному в янв. 1808, завод находился в незавидном состоянии: обе кричные фабрики были «деревянные ветхие», в них имелись 9 молотов и 12 горнов, при которых действовали 24 цилиндрических деревянных меха. Движущей силой служили 15 водяных колес. Ковалось полосовое железо из привозимого с Ревдинского завода за 75 верст чугуна, готовая продукция тем же путем отправлялась для сплава на Ревдинскую пристань. Леса около завода были вырублены на расстоянии от 10 до 12 верст.

В первой половине XIX в. завод переживал застой, его годовая производительность не превышала 60–70 тыс. пуд. Технико-экономические показатели завода (по данным 1827) по уральским условиям были удовлетворительными: угар чугуна при переделе его в железо составлял 27% (40-е место среди 100 уральских заводов), на 1 куб. аршин угля выковывалось 40 фунтов железа (50-е место). Ни А. Зеленцов, ни его наследники не имели значительных капиталов и не могли осуществить техническое перевооружение доставшихся им предприятий, их заводы в 1819 за долги взяты в казну. В 1829 заводы купил А.И. Демидов, в 1835 заложивший их в Государственный заемный банк, в руках которого они и состояли до 1843. В 1855 введено пудлинговое производство, что позволило поднять производительность завода. В 1859 на заводе имелось 7 кричных горнов, 4 пудлинговых печи и 2 сварочные, 12 водяных колес, было выделано железа 107 тыс. пуд, в т.ч.: кричного — 30 тыс. (28 %), пудлингового — 77 тыс. (72 %). В 1860 заводом выделано 112,5 тыс. пуд железа, в т.ч.: кричного — 15,7 тыс. (14 %), пудлингового — 96,8 тыс. (86 %), приготовлено 4,7 тыс. пуд железных изделий, из них 405 пуд гвоздей.
Отмена крепостного права в 1861 и переход на вольнонаемный труд сопровождались уходом рабочих с завода и падением производительности. Выделка железа со 112 тыс. пуд в 1860 снизилась до 45 тыс. в 1862 и достигла вновь дореформенного уровня только в 1871. В 70–90-х гг. XIX в. выделка железа колебалась на уровне 100–140 тыс. пуд в год. За заводами числилась огромная задолженность, оборудование не обновлялось. Н.К. Чупин писал в 1873 о Бисертском заводе: «Плотина... уже весьма ветха, да и все заводские устройства обветшали и давно не поправляются».

К 1880-м гг. к имевшемуся оборудованию добавлены 1 пудлинговая и 1 сварочная печи, прекращено кричное производство. Энергетическое хозяйство завода составляли 5 водяных колес общей мощностью в 150 л.с., оба имевшиеся молота были вододействующими. Завод до 1900 не имел ни одного парового двигателя. Обремененные долгами заводы в 1873 купил купец Г.М. Пермикин, но не смог изменить ситуацию к лучшему, ввиду его финансовой несостоятельности заводы в 1879 взяты в опекунское, а с 1890 — в конкурсное управление.

О Бисертском заводе и посёлке писал горный инженер И. Котляревский, посетивший завод в 1860-е гг: «Дача весьма богата лесами: вся северо-западная часть ее по правую сторону р. р. Бисерти и Баской состоит из перестойного елового леса, в расстоянии от завода всего от 12 до 30 верст; строевой сосновый лес находится и вблизи завода, не далее 7 верст. Почва земли камениста и мало удобна для земледелия, которым, впрочем, местные жители занимаются. Но и при возможно большем против нынешнего развития хлебопашества, оно, по климатическим условиям, никак не может составлять полного обеспечения заводского населения».

С началом экономического подъема 90-х гг. XIX в. были осуществлены некоторые технические улучшения (достроены и пущены вместо старых пудлинговых печей более совершенные печи системы Боэциуса, усовершенствована конструкция прокатных станов и т.п.). В 1897 заводы, находившиеся на посессионном праве, купил в частную собственность энергичный делец А.Н. Ратьков-Рожнов, который сразу же приступил к их коренной реконструкции. Ввиду того, что в конце XIX в. цены на чугун стояли высокие, Ратьков-Рожнов решал превратить Бисертский завод в чугунолитейный, на нем стала строиться доменная печь, при ней установлены воздухонагревательный аппарат и паровая воздуходувная машина с 2 паровыми котлами, рудодробилка. Все материалы на колошник (руда, флюсы, уголь) подавались паровой, подъемной машиной. Руда привозилась с Киргишанского, Крутихинского и Косогорского рудников, а также из Нижнего Тагила с г. Высокой. Древесный уголь и дрова доставлялись из куреней за 20– 30 верст.

В 1900 все водяные колеса, устаревшие, ветхие и маломощные, были остановлены, их заменили 1 водяная турбина в 150 л.с. и 3 паровые машины мощностью в 217 л.с. Доменная печь была пущена в 1901. Одновременно строилась мартеновская фабрика, в ней установлены электрический ковш, кран, молот, динамо-машина и паровая системы Компаунд. В заводе введено электрическое освещение. В пудлинговой фабрике устанавливались газопудлинговые и газосварочные печи Сименса. В 1890 на заводе было занято 480 рабочих (182 заводских и 298 вспомогательных), в 1900 — 725 (125 заводских и 600 вспомогательных).

Однако реконструкция завода была начата без учета складывавшейся рыночной конъюнктуры. В 1900–1903 страну охватил экономический кризис, цены на чугун и железо резко упали, продукция завода не находила сбыта. В 1902 завод закрыт и не действовал в течение года. Доменная печь снова задута в конце 1904, сталелитейное и железоделательное производства возобновлены лишь в 1911–1912. Накануне Первой мировой войны, в 1913, завод выплавил 608 тыс. пуд чугуна, 460 тыс. пуд мартеновских слитков, прокатал 221 тыс. пуд сортового железа. На заводе было занято 1132 рабочих: 281 — на основном производстве, 851 — на вспомогательных.

В 1913 завод перешел в руки банкира и промышленника П.Г. Солодовникова, который принял ряд мер по упорядочению финансовой и экономической деятельности завода. В связи с начавшейся Первой мировой войной была проведена перестройка работы завода на военные нужды. Хорошие перспективы для развития завода открыла строившаяся в 1917 возле него железнодорожная линия Казань—Екатеринбург. Основное металлургическое оборудование завода тогда состояло из одной доменной и одной мартеновской печей, одного сортового прокатного стана, двух вагранок, общая мощность энергетического хозяйства составляла 640 л.с. Из-за мобилизации рабочих в армию и возникших трудностей с заготовкой угля и руды, выплавка чугуна в годы войны значительно сократилась, в 1915 завод выплавил его только 317 тыс. пуд.

После Февральской революции в заводском пос. в марте 1917 избран Совет рабочих депутатов, в авг. создан Комитет рабочего контроля за производством. После Октябрьской революции завод 17 марта 1918 национализирован, управлять им стал Деловой совет Ревдинского горного округа, состоявший из рабочих и служащих. В связи с начавшейся гражданской войной летом 1918 завод остановлен.

После окончания гражданской войны началось восстановление завода, в августе 1921 пущена доменная печь, но в условиях хозяйственной разрухи, голода, невозможности обеспечить завод рудой и топливом домна была снова остановлена. Выплавка чугуна возобновлена в 1923/1924, но доменная печь смогла проработать только несколько лет.

Ввиду плохого состояния и устарелости оборудования, его маломощности, отдаленности рудников и лесосек, невозможности обеспечить в необходимых объемах заготовку руды, древесного угля и дров, нерентабельности производства, отсутствия материальных ресурсов и финансовых средств для коренной реконструкции завода было решено сдать его в концессию.

С 1925 по 1930 недействующий завод находился в концессии английской компании «Лена-Голдфилдс», которая должна была восстановить, переоборудовать и пустить завод, но не выполнила своих обязательств, и производство ликвидировало концессию. В ноябре 1930 завод передан Реммаштресту и перепрофилирован в предприятие по ремонту металлообрабатывающих станков.
Интересные факты:
Для заводской плотины была приспособлена ранее построенная на реке Бисерть плотина мукомольной мельницы.
Так как ширина заводской плотины была очень велика (более 500 м), а напор воды в Бисертском пруду достаточен, у плотины было выстроено две лесопильные пилорамы.
Во время восстания Пугачева зимой 1774 года Бисертский завод был занят восставшими, большинство рабочих присоединились к ним. Завод около двух лет бездействовал.
В заводской даче Бисертского завода находилось богатое месторождение белой глины, пригодной для изготовления огнеупорного кирпича.
Литература и источники:

  1. Вофси И.М., Иглин А.С. 200 лет Бисерти. Свердловск, 1961.
  2. Гаврилов Д.В. Металлургические заводы Урала, XVII-XIX вв., Екатеринбург, 2001.
  3. Котляревский И.П. Описание частных округов, назначенных к продаже за казенные долги (Ревдинский округ) // Горный журнал, 1870.
  4. Н. К. Чупин "Географический и статистический словарь Пермской губернии", 1873.
Верхнесергинский
железоделательный завод
Историческая справка

Место нахождения объекта:

п.г.т. Верхние Серги


Сохранность:
На территории бывшего железоделательного завода располагается завод «Уралбурмаш», сохранилось здание литейного цеха, построенное в первой половине 19 века (памятник градостроительства регионального значения, рег. номер в реестре памятников 661710758000005).


Координаты:
56.642755, 59.555514 (бывшая заводская плотина)
Старейший металлургический завод Среднего Урала, положивший начало Сергинскому (затем — Сергинско-Уфалейскому) горнозаводскому округу, действовавший с 40- х гг. XVIII в. до 1918.

Основан Никитой Никитичем Демидовым — сыном основателя династии, на реке Серге, впадающей справа в р. Уфу, в 218 верстах к юго-востоку у от Кунгура и в 95 верстах к юго-западу от Екатеринбурга. Завод предназначался для передела чугуна Шайтанского, затем — Нижнесергинского доменных заводов.

Разрешение на строительство завода дано Берг-коллегией 20 сентября 1740. В 1742 начали возводить плотину и строить 2 молотовые фабрики с 6 кричными молотами. Пущен завод 26 октября 1743. Сооруженная при заводе плотина имела 2 прореза. Заводской пруд был «не особенно большой», воды в нем при полном скопе было 8 аршин 8 вершков (6 м), при наименьшем — 1 аршин 7 вершков (1 м). Резкие падения уровня воды в зимние мес. вынуждали останавливать производство на несколько недель.

Земли, составившие дачу Сергинских заводов, приобретены Н.Н. Демидовым у башкирских вотчинников путем совершения купчих в 1742, 1745, 1757 и 1759. За заводом числилось (по данным 1840-х) 71892 десятин земель, леса занимали 60507 десятин. К Сергинским заводам в 1741 приписано 930 душ мужского пола государственных крестьян — жителей 5 сел, находившихся на расстоянии 167–196 верст от завода.

В 1770, по данным И.И. Лепехина, на заводе имелись «2 молотовые фабрики с 6 молотами и 12 горнами и пильная мельница с 2 рамами; кузница с 4 горнами; 2 слесарные фабрики, где делают весы, гири и другие инструменты». Объемы выковки кричного железа в первые 30 лет работы завода колебались от 19 до 44 тыс. пуд. Готовая продукция отправлялась на коломенках в Европейскую Россию с Уфимской пристани, оборудованной недалеко от впадения Серги в Уфу. Мастеровых на заводе было 522 человек. В 1770 к Сергинским заводам было приписано 2340 душ государственных крестьян Кунгурского уезда.

В период крестьянской войны под предводительством Е.И. Пугачева завод 16 января 1774 остановлен и вскоре разграблен, хотя население не оказало восставшим сопротивления. В марте того же года он занят правительственными войсками. Поскольку серьезного ущерба производственным мощностям нанесено не было, в середине октября 1774 завод возобновил работу. В 1780 изготовлено 56,1 тыс. пуд железа.

По завещанию Н.Н. Демидова, Сергинские заводы достались в 1758 его второму сыну Ивану. Тот владел ими до 15 мая 1789, когда продал все свое горнозаводское имение московскому купцу Михаилу Павловичу Губину. Эта сделка привела к обособлению Сергинских заводов в один из самостоятельных горнозаводских округов Урала. М.П. Губин ввел на заводе чугуноплавильное производство. Построена и 13 ноября 1791 пущена в действие доменная печь. Для передела сергинского чугуна в дальнейшем в округе основаны новые железоделательные заводы — Атигский, Козинский и Михайловский. Вскоре построена новая, третья молотовая фабрика, число молотов достигло 8, горнов — 16. По Генеральному описанию 1797, за заводом числилось собственных владельца крепостных мастеровых и работных людей 781 человек, приписных крестьян (вместе с Нижнесергинским заводом) было более 4 тыс.

Руду на завод возили из тех же рудников, какими пользовался Нижнесергинский завод. Основными рудниками считались Шунутский (в 35 верстах к Ю.-В. от зда, ср. содержание железа в руде — 51%), Верхне- и Нижнецыбихинские (в 35 верстах от завода, содержание железа — от 40 до 45%). Кроме того, с сер. XIX в. была арендована часть Синарского железорудного месторождения. Было выплавлено чугуна в 1791 — 24 тыс. пуд, в 1797 — 36,8 тыс., в 1800 — 70,4 тыс., в 1803 — 60,1 тыс., в 1807 — 81 тыс. пуд.
Отмена крепостного права в 1861 и переход к вольнонаемному труду сопровождались крупными волнениями рабочих, которые отказались от уплаты податей и выполнения повинностей, потребовали перевода на оплату по штатам казенных заводов, а получив отказ, объявили стачку, завод не действовал несколько месяцев, в него была введена команда казаков, усмиривших восстание силой. В связи с уходом с работ части рабочих и финансовыми затруднениями владельцев, производительность завода резко сократилась: в 1861 выплавлено 213,6 тыс. пуд чугуна и выделано 117,7 тыс. пуд железа, в 1868 — 67,2 тыс. пуд чугуна и 73,4 тыс. пуд железа.

В пореформенный период управление заводами доверенными от заводовладельцев лицами сопровождалось подлогами, незаконными сделками с продукцией, откровенным хищением средств. Непрерывно росла задолженность, и округ дважды, в 1861 – 1865 и 1879 – 1881, забирал его в казенное управление, а затем выставил на публичную продажу. В 70-х гг. производительность завода достигла дореформенного уровня, а затем превзошла его: в 1879 выплавлено 321,6 тыс. пуд чугуна и выделано 230,1 тыс. пуд железа.


В 1881 богатый, но запущенный из-за хищничества и бесхозяйственности управляющих округа Сергинско-Уфалейских заводов купили торговый дом «Э.М. Мейер и К°», фирма «И.Е. Гинцбург и К°» и анонимное общество «Русский и Французский банк», образовавшие акционерное общество «Товарищество Сергинско-Уфалейских горных заводов». На средства новых владельцев началось переоборудование предприятия. В 1883 устаревшее кричное производство полностью прекращено; при домне устроены 2 рудообжигательные печи системы Мозера, работавшие на утилизируемых колошниковых газах; между цехами и к складам проложены рельсовые пути. В 1884 домна переведена на нагретое дутье, при ней установлен воздухонагревательный аппарат системы Массика и Крука, обеспечивавший нагрев воздуха до 350 °С. В корпусе ликвидированной кричной фабрики разместилась мех. мастерская, станки которой работали от паровой машины в 14 л.с.

К 1906 завод располагал следующими производственными мощностями: 1 доменная печь с ежегодной выплавкой чугуна до 650 тыс. пуд; 1 мартеновская печь с производительностью 600 тыс. пуд мартеновских слитков в год; 1 среднесортный и обжимочный стан, действовавший от горизонтальной паровой машины системы Компаунд мощностью в 350 л.с., выдававший 600 тыс. пуд болваночного железа; 1 проволочный мелкосортный стан-трио, действовавший от вертикальной паровой машины системы Шихау мощн. в 250 л.с., производительностью в 300 тыс. пуд проволоки и тонкообручного железа в год. В последующие два года были поставлены 15 волочильных станков для протяжки проволоки, работавшие от локомобиля системы Пакеман в 130 л.с., и 16 гвоздильных станков, приводившиеся в движение электромотором мощностью в 50 л.с., общей производительностью до 250 тыс. пуд проволочных гвоздей в год. В дальнейшем, вплоть до 1917, существенных изменений в оборудовании завода не произошло. Сокращение производства при огромном избытке рабочих рук усилило напряженную социальную обстановку. Завод испытывал трудности с обеспечением сырьем, до 50% руды привозилось с Миасских рудников.

В годы экономического кризиса и промышленной депрессии Товарищество переживало тяжелый финансовый кризис, заводы находились на грани закрытия, но модернизация оборудования и произведенная с участием крупных банков — Русско-Азиатского, Торгово-Промышленного и других финансовая реорганизация дали положительные результаты.

С началом нового промышленного подъема накануне Первой мировой войны завод увеличил производительность, выплавка чугуна поднялась в 1911 до 589,6 тыс. пуд, в 1913 — 622,4 тыс., в 1911 произведено мартеновских слитков 560,5 тыс. пуд, сортового проката — 435,9 тыс., тянутой проволоки — 70 тыс., гвоздей — 50 тыс. пуд. В 1911 на заводе было занято 980 рабочих (672 на основных производствах, 308 — на вспомогательных). В период Первой мировой войны завод поддерживал выплавку чугуна на предвоенном уровне, несколько снизив ее в 1916 из-за затруднений с заготовкой руды и топлива (1914 — 460,5 тыс. пуд, 1915 — 491,1 тыс., 1916 — 387,7 тыс. пуд), выпускал для нужд фронта колючую проволоку.

После Октябрьской революции завод 27 декабря 1917 национализирован, летом 1918, в разгар гражданской войны, остановлен. После окончания гражданской войны завод стоял полуразрушенным, над прокатным цехом не было крыши, металлургическое оборудование требовало ремонта. Местных руд было мало, древесным топливом завод тоже не был обеспечен. Ввиду недостатка руды и топлива доменное и железоделательное производства в заводе больше не возобновлялись. Были пущены только волочильный и гвоздильный цеха, завод переведен на выпуск резных и кованных гвоздей, действовал в качестве проволочно-гвоздильного цеха Нижнесергинского завода (в 1927/1928 изготовлено гвоздей 1337 т, катаной проволоки — 1568 т). В дальнейшем завод был перепрофилирован на производство бурового оборудования для нефтегазовой промышленности.
Интересные факты:
Продукция Верхнесергинского завода отправлялась в Центральную Россию сплавом по р. Уфе – альтернативный путь доставки продукции демидовских заводов наряду с р. Чусовой.
После отмены крепостного права в 1861 году заводские рабочие подняли восстание с требованиями адекватной оплаты труда. Для усмирения восставших в посёлок были стянуты части казаков.
Управление Верхнесергинским заводом во второй половине 19 века неоднократно было уличено в воровстве и подлогах, в связи с чем завод пришлось за долги выставлять в открытую продажу.
В годы Первой мировой войны Верхнесергинский завод выпускал для нужд фронта колючую проволоку.
Литература и источники:

  1. Бек-Гергард В.Н. Товарищество Сергинско-Уфалейских горных заводов. СПб., 1882.
  2. Д.В. Гаврилов, Д.Е. Хохолев. Металлургические заводы Урала, XVII-XIX вв., Екатеринбург, 2001.
  3. Н. К. Чупин "Географический и статистический словарь Пермской губернии", 1873.
Нижнесергинский
чугуноплавильный и железоделательный завод
Историческая справка

Место нахождения объекта:

г. Нижние Серги


Сохранность:
На территории бывшего чугуноплавильного и железоделательного завода находятся производственные корпуса Нижнесергинского метизно-металлургического завода НЛМК-Урал. Сооружения, относящиеся к заводу, не сохранились. Заводская плотина перестроена в середине 20 века.


Координаты:
56.667931, 59.322286 (бывшая заводская плотина)
Старейший металлургический завод на Среднем Урале, действующий с 40-х гг. XVIII в. Основан Никитой Никитичем Демидовым по указу Бергколлегии от 24 октября 1740 на р. Серге, притоке р. Уфы, в 17 верстах к югу от Верхнесергинского завода, в 103 верстах к юго-западу от Екатеринбурга, на купленной у башкир земле.

Строительство началось в 1743. Пуск первой домны состоялся 13 ноября 1744. Заводская плотина имела длину 70 саж. (149,1 м). От плотины вода с помощью деревянного ларя поступала к рабочим колесам, были сооружены 2 домны и 10 кричных молотов. Домны, работавшие по очереди, имели следующие параметры: высота от лещади до колошника — 14 арш. (около 10 м), ширина в распаре — 6 арш. (4,3 м), вверху колошника — 3 арш. (2,1 м). Выпускаемый чугун должен был удовлетворять потребности собственных молотовых фабрик, а также отправляться на Верхнесергинский завод. Опытная плавка показала, что завод может ежегодно производить 39,3 тыс. пуд чугуна и около 26 тыс. пуд железа. Выход чугуна признан слишком малым, поэтому заводовладелец организовал поиск рудников, соответствующих потребностям доменного производства.

Поиск производился в 1745 – 1747. Не имея постоянных поставок руды, завод часто не работал: кричные молота, как правило, перековывали в железо излишки чугуна, привозимые с Шайтанского завода. В 1748 завод временно закрыли, возобновив его действие в 1755. В 1770 завод располагал следующими фабриками: доменной с 2 печами; тремя кричными с 7 действующими и 3 запасными молотами и 16 горнами; двумя кузницами с 7 горнами, молотом для толчения известняка и руды; меховой фабрикой. В 1769 – 1773 производительность чугуна колебалась от 122 до 258 тыс. пуд в год.

16 января 1774 завод остановлен из-за начавшейся крестьянской войны. Часть рабочих перешла на сторону пугачёвцев, тем не менее, завод был разграблен, а лесопильная мельница, пристань и заводской посёлок сожжены, пострадали также деревянные части плотины. В середине октября 1774 завод возобновил работу.

В последней четверти XVIII в. оборудование завода практически не изменилось (поставлен один запасной кричный молот). К 1786 за заводом записано 59 рудников, большинство из которых не разрабатывались. В конце концов сырьевой базой завода стало Шунутское месторождение бурого железняка. В 1789 завод стал собственностью М.П. Губина, в дальнейшем принадлежал его наследникам. С 1790 изготовленные на заводе чугун и кричная болванка стали отправляться для передела на Атигский завод. В 1799 завод выгорел дотла, поэтому в конце XVIII — нач. XIX вв. на предприятии шли восстановительные работы.

В 1808 потребителем чугуна и кричной болванки стал Михайловский завод. 16 мая 1833 произошел пожар в одной из кричных фабрик, который охватил значительную часть завода: сгорели деревянные корпуса заводских фабрик, пильная мельница, 63 дома мастеровых на близлежащих улицах, оба прореза. К концу 1830-х гг. молотовые предприятия Сергинского округа начали получать более дешевый чугун с Уфалейских заводов, поэтому производство завода было реорганизовано: одна старая домна сломана, а кол-во молотов увеличено до 19. В 1840-х гг. на заводе действовала 1 домна высотой 17 арш. (12,1 м), ширина в распаре — 4,5 арш. (3,2 м), вверху колошника — 3 арш. (2,1 м). Содержание железа в руде колебалось от 43 до 45%. На один короб березового угля выплавляли 17,6 – 19,6 пуд чугуна. При домне находилась воздуходувная машина, приводимая в движение наливным колесом. Домна плавила чугун 230 – 240 суток в году. Передельные производственные мощности состояли из 22 кричных горнов и 19 молотов: производились полосовое, брусчатое, связное железо, болванка для шинного и каретного сортов. Косяки на листовое железо (чугунные болванки) отправляли по р. Серге на Михайловский завод. При кричных горнах работали 2 воздуходувные машины: первая на 12, вторая на 10 огней. На 1 короб елового или сметничного угля выделывалось в ср. 4,7 – 6,3 пуд железа. Угар составлял 30,2 – 33,3%. В листокатальной фабрике находились 1 нагревательная печь и 1 листокатальный стан для выделки котельного железа.
В 1847 большую часть кричных горнов перестроили по контуазскому способу, а количество молотов к концу 1850-х гг. достигло 20. Энергетическое хозяйство состояло из 28 водяных колес общей мощностью в 624 л.с. На предприятии числилось 1828 рабочих. В начале 50-х гг. улучшилось снабжение завода рудой, т.к. владелица Сергинско-Уфалейских заводов А.И. Ушакова взяла в аренду часть Синарского месторождения. Кроме того, руда поступала с Листвянского (содержание железа в руде — 30 – 50%), Журавлинского (ок. 45%), Миткинского (55%), Захлыстинского (45 – 50%) и других рудников Шунутского месторожд., находившихся в 12 – 25 верстах от завода.

В 1881 завод стал собственностью «Товарищества Сергинско-Уфалейских горных заводов», которое приступило к его техническому переоборудованию. В 1886 домна переведена на нагретое дутье. В 1888 построены 2 мартеновские печи, каждая из которых имела емкость в 10 т., плавка велась на нейтральном поду, с употреблением дешевых фосфористых материалов. В мае 1890 ликвидированы кричные фабрики, замененные крупной прокатной фабрикой, в крой с 1891 стали прокатывать из мартеновского металла железо котельного и универсального сортов. В 1894 мартеновская фабрика расширена за счет сооружения третьей печи емкостью в 12 – 15 т. В конце 1890-х гг. все мартеновские печи действовали на кислом поду и делали по 3–4 плавки в сутки. Завод обеспечивал мартеновскими слитками как собственные потребности, так и прокатное производство Верхнесергинского и Михайловского заводов. Большая часть водяных колес к началу ХХ в. заменена паровыми машинами.

В 1897 построена вторая домна, но на производительности завода это почти не сказалось, поскольку начался экономический кризис, и выпускать чугун в больших количествах стало невыгодно. Из-за неблагоприятной рыночной конъюнктуры в 1901 – 1904 одна из домен не работала.

В нач. XX в. в округе продолжалась модернизация, которая практически не коснулась Нижнесергинского завода. В 1902 – 1905 перестроена прокатная фабрика: в ней поставлен новый крупносортный стан, действовавший от газомотора. Завод продолжал специализироваться на выпуске чугуна, мартеновских слитков, котельного и универсального проката. Предприятие находилось в 73 верстах от ближайшей станции Тарасково Уральской горнозаводской железной дороги, поэтому часть продукции по-прежнему сплавлялась караваном по р. Уфе. В 1906 в состав оборудования завода входили 2 доменные печи производительностью около 800 тыс. пуд чугуна в год), 3 мартеновские печи производительностью 1,5 млн. пуд слитков в год, 1 котельный прокатный стан-трио, действовавший от турбины в 500 л.с. (более 400 тыс. пуд готового железа в год), 1 крупносортный стан-трио, приводимый в движение газомотором в 500 л.с. (около 700 тыс. пуд сутунки в год), механическая мастерская с 25 станками.

В дальнейшем производство на заводе в условиях тяжелого финансового положения округа продолжало сокращаться. После 1908 ликвидирована 1 домна, в мартеновской фабрике оставлены 2 печи. В годы Первой мировой войны завод работал на нужды обороны. Его арендовали бельгийские промышленники братья Берж, организовавшие производство военной продукции: выпускались штампованные из бронестали солдатские каски и бронещиты, саперные лопатки, походные кухни.

27 декабря 1917 национализирован. В период революции и гражданской войны завод стал испытывать большие трудности с рабочей силой и транспортом, в 1919 завод остановлен. Осенью 1919 работа на заводе возобновлена, но с августа 1921 он снова закрылся и только с весны 1923 возобновил свою деятельность.

В советское время стал называться металлургическим заводом.
Интересные факты:
Удаленность завода от источников сырья и низкая производительность домн Нижнесергинского завода вынуждали постоянно искать новые источник сырья, поэтому в середине 18 века завод часто простаивал.
Завод был разграблен и сожжён участниками восстания Пугачева зимой 1774 года, несмотря на то, что не оказал восставшим никакого сопротивления.
В 1799 году заводу вновь не повезло – практически все заводские деревянные строения погибли в пожаре. Восстановление заняло более 10 лет.
В годы Первой мировой войны завод выпускал изделия из штампованного железа: солдатские каски, бронещиты, сапёрные лопатки.
Литература и источники:

  1. Бек-Гергард В.Н. Товарищество Сергинско-Уфалейских горных заводов. СПб., 1882.
  2. Д.В. Гаврилов, Д.Е. Хохолев. Металлургические заводы Урала, XVII-XIX вв., Екатеринбург, 2001.
  3. Котляревский И.П. Описание некоторых частных горнозаводских имений, назначаемых к продаже за казенные долги (Сергинско-Уфалейский округ) // Горный журнал. 1871. Т.3.
  4. Материалы по истории Башкирской АССР. М.1956. Т.4. Ч.2.
Made on
Tilda